Архивный форум. http://boston.rolebb.com/ - вам сюда

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Пристань

Сообщений 1 страница 20 из 33

1

***

0

2

Джулия стояла на пристани. Сильный ветер рвал юбку, он разметал волосы девушки, подталкивал ее в спину – «давай, вперед». Сейчас Томпсон даже злилась на себя – зачем она пошла сюда, на эту пристань, неужели, только ради того, чтобы посмотреть на яхты, или на их…как это правильно, «заплыв?». В самом деле, почему домоседке Джулии вместо того, чтобы посидеть дома, завернувшись в теплый плед, захотелось пойти на городской праздник? Нет ответа, но ее будто что-то толкало в спину – «Иди, Джули, иди!».
Томпсон даже не допила чай, она отложила книгу, повествующую о мафии тридцатых годов. «Хорошо, что мы живем не в Чикаго», - подумала девушка, вытаскивая из шкафа новую сине-белую юбку. Юбка была настоящим произведением искусства и куплена была за половину зарплаты Джулии. Брюнетка и сама не понимала, зачем купила ее, ведь она не ходила по таким местам, где эта вещичка пришлась бы к месту. Да и денег было жалко, но тогда, в магазине, стоя перед витриной, Джулию буквально раздирало на части желание купить эту красоту. Купить и надеть!
Дома же, перед зеркалом, перемерив с юбкой все свои немногочисленные кофточки, Джулия удовлетворенно вздохнула и спрятала это сокровище в шкаф…
И вот сегодня день икс настал. Джулия надела юбку и закрутилась перед зеркалом – она выглядела и правда очень мило.
В общем, когда через полчаса девушка выходила из дома, на ее лице сияла широкая улыбка, а настроение ее было просто великолепным.
Джулия прошлась по торговым рядам, купила себе молочный коктейль и направилась к пристани прогулочным шагом.
Вообще, Джулия никогда не была избалована мужским вниманием, поэтому сейчас взгляды, которые бросали на нее некоторые мужчины, смущали ее. «Зря я купила такую короткую юбку» - думала Джули, пытаясь немного приспустить ее, чтобы та хотя бы прикрыла колени. Но тщетно, после бесплодных попыток Томпсон оставила эту затею.
И вот теперь она стояла на пристани, ветер приподнимал юбку, он растрепал прическу, и Джулия решила, что пора отправляться обратно, ближе к центру.
Она сделала шаг назад, все еще продолжая смотреть вперед, на воду, где выстроились белоснежные красавицы-яхты, и почувствовала, что нога в изящной красной туфельке попала в какую-то ямку. Да-да, Джулия Томпсон, одетая в дорогущую юбку, сейчас собиралась шлепнуться на грязную землю!
Девушка сделала судорожное движение руками, взмахнула ими, пытаясь удержать равновесие, но потерпела неудачу. Она продолжала заваливаться назад. Пустой стакан от коктейля выпал из рук.
- Ох, - выдохнула Джули.

+1

3

НАЧАЛО ИГРЫ.

Сегодня был очень ленивый день. Воскресенье, что с него взять. Лука проснулся довольно рано, и без дела пролежал на своей кровати около часа. Потом всё-таки дотянулся до телевизионного пульта, и активировал волшебный ящик. Дежурная порция новостей, подкрепленная горячим кофе и тостом, и он уже отправляется на пробежку: выходной не повод не соблюдать моцион. Около часа ушло на традиционный маршрут здоровья, потом он забежал в лавку возле дома, купил леденцов, пофлиртовал, скорее рефлекторно, с тамошней продавщицей и вернулся домой. Душ, снова кофе, пакет леденцов и первая сигарета. С жизнью уже примирен.
Вчерашняя ночь выдалась тяжелой: он проезжал все точки, проверял, не левачит ли кто, а под утро завез деньги принимающему и отправился спать. Но спать не удавалось, так что он по кругу пересматривал какой-то любимый фильм, и доедал леденцы. Он любил сладкое. Единственное, что давало эндорфина в его жизни сейчас. Рутина, день ото дня. Кретинская рутина.
Лука вздохнул в такт гнетущим мыслям, с удовольствием похрустел очередным леденцом и отправился одеваться. Надо пойти прогуляться: сегодня в городе праздник, авось там ему удастся, как дементору, напастись чужого счастья впрок; украсть улыбку, как в книге про Тима Талера. Купить удовольствие, за моток сладкой ваты и лакричную палочку.

Одну из таких он сейчас и зажал в зубах, прогуливаясь по набережной. Вокруг стоял неусмиримый гомон, где-то вдалеке лаяли собаки, визжала малышня и смеялись счастливые горожане. Всё как-то мимо. В вакууме. И вдруг ... он увидел её. Какая-то хрупкая неуверенность при такой ошеломляющей внешности. И несмотря на то, что, одета невызывающе, и волосы собраны в хвост - прямо таки дышит неприкрытой сексуальностью. Антонелли, сам того не замечая, пошёл следом за девушкой, исподтишка любуясь ею. Таких, как он, было много: но только не исподтишка. Кто-то посвистывал девушке вслед, кто-то почти плотоядно облизывался, она же.. никак не реагировала. Видимо, этим и привлекла. Лука сжевал уже половину палочки, и заметил, что он, ведомый своей нимфой-незнакомкой, оказался уже на городской пристани. Повернувшись на каблуках, мужчина решил было направиться прочь - знакомство не входило в планы, и даже как-то повеселело - то ли от погоды, то ли от почти юношеского сумасшествия - тайком любоваться неизвестной... как вдруг его обдало смесью аромата из крема, мыла и флёра духов ... и девушка прошла мимо него. Лука задержал дыхание, наслаждаясь запахом, и стараясь запомнить его, как вдруг... незнакомка подвернула ногу, и пошла на сближение с землей. Шаг вперёд, протянутая рука: и он уже ловит её в откровенно почти интимном жесте, второй рукой успевая поймать стакан. Тот оказывается пустым - но мороки немного. Кажется, у него сегодня джек-пот.
Вот и пришвартовались... хрипло от вынужденной долгой немоты выдает он, улыбаясь девушке, и отшвыривая пустой стакан в мусорку неподалёку. Интересна её реакция. Очень интересна.

+3

4

Вообще-то, Джулия не была неловкой. Ну, то есть,о ней никогда не говорили: " У нее обе ноги левые", или что-то вроде того. Всегда аккуратна, размеренна, точна в движениях... И как же так вышло, что именно сегодня она умудрилась оступиться?
Столкновение с землей было неизбежно, и Джулия уже даже морально приготовилась к этому неловкому чувству, когда прохожие старательно отводят глаза, а ты пытаешься встать, заливаясь при этом краской.
Но... нет. Внезапно что-то удержало ее, за талию, потом под руку, и вот уже Томпсон опять крепко стоит двумя ногами на земле, в растерянности сжимая свою сумочку.
Девушка оглянулась, посмотреть на неведомого спасителя, который не только сберег юбку, но и уберег ее от унижения. Оглянулась и застыла. Парень, или точнее, уже мужчина, был красив. Высокий, статный, в шляпе, которая ему необычно шла... Его темные глаза усмехались Джулии, а в руках он держал ее стакан от коктейля. Уже пустой, но Джули внезапно подумала о том, что у парня хорошая реакция. В самом деле, он не только не дал упасть самой девушке, но и схватил ее стакан.
- Ох, я...спасибо, - улыбнулась Джулия.
Следует сделать лирическое отступление. Джулия не умела знакомиться с парнями, очаровывать их, флиртовать так, чтобы на следующий день они хотели перезвонить. Ее немногочисленные романы длились от силы пару недель, и заканчивались весьма плачевно. "Дело не в тебе," - говорил парень. " Я понимаю", - отвечала Джулия, на самом деле искренне недоумевая, в чем дело и что могло случится. Так вот. Томпсон уже привыкла к своему одиночеству, а что еще остается делать серой мышке? Но теперь, внезапно в этот самый момент, когда она оглянулась посмотреть на своего невольного спасителя, ей внезапно очень-очень захотелось ему понравится.
Джулия улыбнулась, сдула со лба непослушную прядь волос, которую проказник-ветер вырвал из прически, посмотрела на парня.
- Я Джулия, - внезапно сказала она, сама поражаясь своей наглости. Что заставило ее действовать так, так внаглую знакомиться с представителем противоположного пола, того самого, которого она так сторонилась? Может быть, эти смеющиеся глаза темно-карего цвета? В любом случае, Джулия уже пошла ва-банк, и останавливаться ей не хотелось, и знаете, почему? А что, если он сейчас развернется и уйдет?
- Спасибо Вам, - от души еще раз поблагодарила Томпсон, - Если бы не Вы, я была бы в дурацком положении... И запачкалась бы, - она в рассеянном жесте указала на юбку и рассмеялась.

+3

5

Человек - натура мерзкая. Ему вечно нужны знаки, он хочет выигрывать в лотерею, находить деньги на дороге и быть любимым. Однако, сам для этого усилий не прикладывает совсем. Не смотрит под ноги, не обращает внимания на то, что, возможно, и есть пресловутый знак - да о чём говорить? - как можно выиграть в лотерею, не купив билетика? Вот и остается тупому людишке, как максимум, жевать воняющий типографской краской и пальцами кондуктора - счастливый билетик.
Лука жевал лакричную палочку. Улыбаясь незнакомке, он лишь перегнал "бычок" сладости в другой уголок рта, проследил взглядом за пустым стаканом, упокоившимся в мусорном баке, и вдруг промурлыкал, сам удивившись тому, что говорит: Я Лукас. И я очень хочу кофе. И судя по тому, как вы неосторожны сегодня, вам бы тоже не повредила порция чего-то тонизирующего? хруст лакричной палочки разрядил гнетущую паузу, пока девушка (кстати, её звали Джулия. Чудное имя) обдумывала его предложение. До Антонелли вдруг дошло, что он чересчур долго держит её под локоток, и он отпустил конечность уже-знакомки, предварительно будто случайно, будто нарочно скользнув пальцами по ладони, так как локоток и вся рука была запрятана в куртке. Приподняв шляпу в шуточном жесте мушкетера, и указав глазами на кофейный киоск в двух шагах от них, Лука спросил: Какой вы предпочитаете? давая понять, что, видимо, отказ принят не будет. Он вдруг явственно ощутил, что ему не хочется в такой теплый день домой, к телевизору, голым стенам и одиночеству. Весна цвела на Бостонских бульварах вовсю, а он даже не замечал этого в чертовой кретинской рутине. Странное воодушевление, не присущее нашему герою, вдруг заюлило где-то под ложечкой.  "Надо брать" (с)
Если бы еще утром кто-то сказал Луке, что он решит, что хочет гулять по аллеям, дышать в полную грудь, и по-детски грызть трубочку от кофейного коктейля - как минимум, награждён был бы скептическим взглядом, не оставляющим сомнений в умственных способностях прорицателя. Но сейчас хотелось. И плевать на рутину и привычки. И образ одинокого льва вне прайда. Он предлагает Джулии руку, дабы сопроводить её без лишних оплошностей к кофейному оазису - мало ли, решит снова подвернуть ногу. Кажется, она нужна ему целой.

+3

6

На лице Джулии уже разливалась широкая улыбка, она смотрела на своего нового знакомого по имени Лукас, и улыбалась, еще даже не слыша, что он говорит. Так бывает, когда кто-то, кто очень нравится вам, внезапно отвечает взаимностью.
- Я, вообще-то, обычно не такая неловкая, - пролепетала Томпсон, - Сегодня, видимо, особенный день, или, может, неудобные туфли...
Ох, замолчи же! Джулия поспешно оборвала себя, боясь, что Лукас подумает о ней, как об обычной глупенькой пустышке, а ей этого совсем-совсем не хотелось!
Потом, когда внезапно ее локоть прекратил чувствовать тепло человеческой руки, Джулия покраснела. Все это время он держал ее под руку, а она и не почувствовала, улыбалась только, да молола какую-то чепуху.
- Я с радостью выпью с Вами кофе.
Слова вылетели гораздо быстрее, чем Джулия успела их остановить. Конечно, будь у нее время, она подумала бы о том, как неосмотрительно соглашаться на небольшую прогулку с незнакомым человеком, поразмышляла бы о том, что Лукас сочтет ее легкодоступной дешевкой, но все это - если бы было время.  А раз отвечать пришлось бытсро - Джули выпалила то, что хотела сказать.
- Я рада знакомству, - сообщила с улыбкой Джулия, а потом внезапно застыла на секунду, когда увидела протянутую руку. Сердце сладостно забилось, и, конечно, тем же вечером, сидя в своей тесной квартирке, девушка будет тщательно взвешивать каждое свое слово и действие, восклицать про себя: "Зачем же мне все это?". Но сейчас Томпсон сделала единственное, что могла, а главное - чего очень хотела: вложила свою ладошку в руку Лукаса и пробормотала:
- Я люблю латте. А Вы?
И первая сделала шаг навстречу киоску с кофе.

+3

7

Парочка направилась к кофейному киоску, и Луку даже не напрягало какое-то странное молчание. Он не знал, о чём говорить. Да и особо не хотелось. Какое-то странное волшебство повисло наэлектризованным полем между ними, и одним неловким словом разрушить эту атмосферу не хотелось. Я люблю карамельный. Но тоже латте... он улыбается едва заметно, делает заказ, и ждёт, пока бариста оформит два стакана с дымящимся напитком. Любите сладости? Меня в аду ждёт диетолог и тот врач, кто лечит диабет клизмами, но я не могу жить без сладкого... еще одна усмешка, и мужчина набирает в пакет леденцов, лакричных палочек и мельком одаривает взглядом аппарат со сладкой ватой неподалёку, решая, что это пока лишнее. Наконец, заказ готов, и Лукас протягивает стакан Джулии, снова ненароком касаясь её пальцев: она настолько не отсюда, что кажется даже видением, которое он готов списать на передозировку глюкозы. Всё оплачено, он прогоняет желание покурить... Приход адреналина и эндорфина в кровь вдруг так разительно показывает ему всю палитру эмоций и удовольствия от человеческого общения (если можно так назвать те пару фраз, которыми они перекинулись), что сладостей и никотина вдруг уже не хочется, и бумажный пакет странным образом жжёт руку. Согнутая в локте рука, вновь предложенная даме, как опора, и они идут вдоль набережной. Он не знает куда, но вдруг, буквально через мгновение, понимает. Там, вдали - танцплощадка. Играет какой-то музыкант, и пары танцуют.. прямо на городской площади, у какого-то фонтана. Танцуют. Снова волшебство в узко-зашоренном социуме. Он даже слышит щебет птиц. Вакуума... больше нет? Улыбка пацаненку, пробегающему мимо, и Лукас протягивает тому пакет со сластями, поворачивается к Джулии лицом, прекращая их намеченный вникуда маршрут, и разлепляет губы: Потанцуем? лукавая улыбка. И ожидание в глазах - он уверен, что эта сказка просто так не закончится...

sound*

+3

8

Вот бывает иногда такое, что неловкое молчание разрушает всю дивную атмосферу, которую два человека успевают выстроить. В самом деле, по натуре своей не болтушка Джулия молчит и сейчас. Она шагает к киоску, крепко держась за локоть Лукаса,  как утопающий хватается за соломинку в надежде на спасение, и молчит. И он молчит, сообщает о любимом кофе и о сладостях.
Джулия беспечно смеется, растянув в улыбке губы, кивает:
- Я обожаю шоколад. К остальному равнодушна, а вот шоколад...
Она терпеливо ждет, пока Лукас расплатится, кажется, тянется к сумочке, чтобы предложить денег, но рука на полпути замирает, а потом берет стакан из рук нового знакомого. Он задерживает на ее пальцах свою ладонь, а по спине Томпсон бегут мурашки, она улыбается, и возникает внезапно чувство, что знакомы они давным давно, она и Лукас, этот красивый парень в шляпе, старые знакомые, которые внезапно встречаются в метро или на улице, долго смотрят, приглядываются, молчат, а потом внезапно начинают трещать без умолку, обниматься, похлопывать друг друга по спине...
А через минутку Лукас и Джулия снова идут, опять близко, бок к боку, и Джулия снова держит его за локоть, а он несет пакет со сладостями, улыбается мальчику, пробегающему мимо, а вдали плывет музыка.  Старая песня, она льется над площадью чарующей мелодией очаровывает всех вокруг так, что люди останавливаются, чтобы прислушаться к ней, улыбнуться и вспомнить что-то, самое сокровенное и приятное.
Стакан с кофе забыт, как и сумочка, все это добро осталось на какой-то лавочке, когда Джулия с сияющими глазами поворачивается к Лукасу, и кивает, улыбаясь:
- Конечно. Мне.. очень хочется.
Широкая улыбка не покидает ее лица, и внезапно Джулия кажется себе какой-то..необыкновенно легкой. Она прижимается к Лукасу, осторожно и нерешительно, но так желая, чтобы его руки  подхватили ее, и унесли куда-то, где будут только они вдвоем...

+2

9

Он никогда не делал необдуманных поступков. Наверное. Точно не помнил. Кажется, не делал. Но то, что происходило сейчас, прекрасным экспромтом - как-то моментально поднимало настроение. Лукас поймал себя на мысли, что улыбается. Стакан с кофе оказался на скамейке, рядом с сумкой Джулии, и он был уверен, что никто не тронет. Подозрительная уверенность. Во всём. Очень странно.
Одна ладонь ложится девушке на талию, пальцы второй он переплетает с её рукой, и легко и непринужденно ведёт в этом танце, глядя куда-то мимо неё, и на девушку, одновременно. Мелодия заканчивается поразительно быстро, но Лука и не думает прекращать танец. Музыкант сменяется другими ребятами, и играет мелодия бачаты - удивительного латиноамериканского танца. Когда-то он танцевал что-то подобное с Роксаной - та была мулаткой, и творила такие вещи, что танцпол превращался в мастер-класс камасутры. Пары вокруг начинают двигаться в ритме этого танца, и Лука не выпускает пальчиков Джул (мысленно он называет её именно так уже), крутя девушку вокруг своей оси, и превращая медленный танец уже в какое-то откровение. Вокруг танцплощадки начинает собираться народ на довольно таки известную мелодию, слетаясь, как мухи на мёд. Но он не видит никого вокруг, сосредоточенный только на ней. Резкий поворот, и рывком на себя, он привлекает девушку вплотную, вдруг выдыхая, не контролируя себя: ... где ты была? такой простой и сложный вопрос одновременно. Такой... абсолютно уместный.
Не давая девушке ответить, Лукас снова раскручивает её, под восхищенный вздох кого-то из толпы, затем прекращает танец, приникает губами к её ладони, благодаря за танец, и ведёт к скамейке, где их ждёт уже остывший кофе. Антонелли достает пачку сигарет, закуривает, и делает глоток, ожидая ответного хода от девушки. Всегда планируя каждый свой шаг, сейчас Апостол наслаждается стихийностью происходящего.

бачата

+3

10

Вдвоем на площади - вокруг много людей, но сейчас они вдвоем. Музыкант тихо поет, склонившись над фортепиано, а Джули сжимает ладонь Лукаса, ее голова склонилась низко, все ближе к лицу Лукаса, девушка сейчас серьезна. Какой-то отголосок здравого смысла еще вопит в голове что-то, вроде того: "Ты не знаешь его, Джули, кто он и почему он так ведет себя с тобой?". Но Джули заставляет его замолчать, она кружится в танце, прижимается к нему, такому теплому, пахнущему чем-то невыразимо приятным, будто бы запахом юности и романтики. В голове пустота, одна мысль настойчиво вертится на языке, но пока Джулия не решается сказать вслух это такое простое предложение, она все медлит, выжидает.
Они кружатся в танце, Джулия даже не успевает заметить, как музыка кончается, начинается нечто другое, потом еще и еще. Музыканты сменяют друг друга, а Джули и Лукас молчат, только танцуют под что-то, что слышат только они. Маленькая девочка, держащая папу за руку, показывает пальцем на пару, что-то говорит папе. Джулия улыбается ей из-за плеча Лукаса.
А откуда-то слева уже звучит другая мелодия, невероятно нежная и сексуальная, она будто бы специально включена сейчас, для пары, встретившейся пару часов назад, но нашедшей такое единение в объятиях друг друга. Лукас начинает двигаться быстрее, Джули невольно старается подстроится под его темп, она когда-то давно ходила в хореографическую студию, и теперь старые навыки оживают в ее теле. Она переступает с ноги на ногу, прижимается спиной к груди Лукаса, и тут он спрашивает.
Вопрос ошарашивает Джулию, она не может сказать ни слова. К счастью, ему не нужно это, он отстраняет ее от себя, а потом раскручивает вокруг своей оси.
Девушка еще не успевает остановиться, когда его губы обжигают ее ладонь. А через секунду он уже идет вперед, к той скамейке, на которой они оставили свои вещи..час или два назад?
И когда Лукас закуривает, отпивает кофе, Джулия решается. В два шага нагоняя его, она приникает к его спине, прижимается лбом к его плечу и говорит:
- Не хочу, чтобы ты уходил. Останься, ладно?

+2

11

- ты завтра свободна?
- да.
- ты мне нужна.
- надолго?
- навсегда.

Так странно, почти в тридцатник осознавать, что сопливые россказни про нечто с первого взгляда (слово "любовь" Лука не мог произнести даже в собственных мыслях) могут оказаться насущными, реальными - вот оно, лишь руку протяни. Стоит, уткнувшись лбом в его плечо, такая беззащитная, такая ранимая, такая... необходимая? Разум, где-то на задворках подсознания орёт, что надо валить отсюда по быстрому, что это мягкое пузо не в твоем стиле, дебильная улыбка тебе не идёт, а она станет твоей ахиллесовой пятой, которой у тебя быть не должно. И ты понимаешь, что если она прочно войдет в твою жизнь, а она в неё войдет, в этом ты уверен - то держать её вдали от той грязи, в которой ты вымаран - будет невозможно. И ты не знаешь, как быть. Сбегать не хочется, хочется остаться в уюте и скомканности этих случайных признаний, в лоске майского солнца, когда на просвет виден танец пылинок. Хочет держать её ладонь в своей и молчать. Подозревая, что завтра это всё закончится. Будем считать это выходным. Завтра ты снова отправишься сначала в банк, выдавать кому-то насущные деньги, а кому-то отказывая в последней надежде; а ночью будешь колесить по точкам, где любовь продают тоннами, грязную, дешёвую, доступную, и от того обесценившуюся. И там не будет этой магии. Никогда не будет. Такой магии не место в твоем мире. И это даже злит. Кажется, сейчас ты готов развернуться и сомкнуть пальцы на этой хрупкой белоснежной шее, вымещая ярость и обиду за то, что она повстречалась на твоем пути; за то, что нашла какие-то скрытые кнопочки, обнажила какие-то струнки, даже не напрягаясь, не ставя это самоцелью. Тебе не нужно это. Было. Не нужно было никогда. Почему-же теперь так отчаянно сосёт под ложечкой, и ты, как дворовый гордый пёс, ушедший в лес, и вдруг учуявший запах людей, костра и мяса, не решаешься сделать шаг еще ближе. Из-за ядерного коктейля страха, гордости и отвращения к самому себе.
Только на сегодня... в ответ на её "останься". И Лукас поворачивается к девушке, берёт её за подбородок, и касается губами её губ едва ощутимо, будто поделившись вздохом. Одним на двоих.

+3

12

Может быть, я и сама разберусь в этом.
Заговорю на твоем языке - без правил.
Знай: ты теплее всех африканских ветров.
Знай: ты нежнее всех, кто меня оставил...


Джулия понимает, что не вправе просить у него большего - остаться с ней надолго, навсегда. Ведь у него есть свои заботы, наверняка есть, он же явно занятой и серьезный человек, а ей скоро будет пора снимать нарядную юбку и снова идти на работу, возвращаться в свою скучную, среднестатистическую жизнь. И снова улыбаться посетителям, перелистывать пыльные каталоги, а ночью зажигать спички и смотреть на них, пока пальцам не станет больно.
Томпсон всегда верила в любовь. Наивную, возвышенную и чистую. Читая, проглатывая книги одну за другой, она грезила о себе, как об Ассоли на берегу, как о Джен Эйр, как о маленькой Дженни Герхардт. Джули не считала себя утонченной особой, которая достойна такого чувства. Но она совсем не предполагала, что все случится так быстро и просто. Под чарующую музыку, утопая в океане темных глаз, путаясь в своих мыслях, задыхаясь от этого незнакомого, но родного запаха.
Джулия молчит. Прижимается лбом к плечу Лукаса, а рука ее хватается за его руку в наивном жесте - "останься со мной, не уходи, пожалуйста".
Все вновь происходит слишком быстро. Когда он легко целует ее, вдыхает в нее свое дыхание, держит ее в объятиях так, как никто другой этого не делал, Джулия теряет голову. Водоворот ощущений и мыслей подхватывает ее, она жмурится, отстраняется на секунду и смотрит в эти прекрасные темные глаза. Она не знает, о чем думает Лукас, может быть, он жалеет о том, что совершил ошибку? Джулия не слушает голоса здравого смысла, зачем ей это сейчас? Она только тонет в его глазах, а потом, крепко-крепко зажмурившись, ныряет в омут с головой. В омут, от которого нет спасения. Это чувство, что сильнее всего испытанного ранее, ее погубит. Томпсон и сама понимает это, она знает, что дороги назад теперь не будет.
Но она обнимает Лукаса, прижимается к нему так тесно, что невозможно понять, где кончается он и начинается она, и целует его сама. Ее приоткрытые губы шепчут:
- Мне было плохо без тебя.
В этот момент ей все становится ясно. Вся ее жизнь видится ей какой-то мелкой и пустой. Будто и не жила она вовсе, до сегодняшнего дня, до юбки, кофе, танца и его губ, которые скользят по ее щеке.

+3

13

>>> apostol str. 17; ap.134 | Luca's Loft

0

14

<<< Пришёл из дома мод
Поворот налево, поворот направо. Сто-о-о-оять! Южный ветер донёс до парня свежий запах близости воды. Неужели перестал плутать и вышел туда, куда надо? Скорее всего, именно так. Долгие поиски набережной вымотали Ленца вконец. Дойти до деревянного бортика и упасть где-нибудь. Раз шажок, два шажок. Бросить сумку на деревяшки и грохнуться рядом с оборвашкой. Не расшнуровывая, скинуть кеды.  Поразительно громкий «бульк» в идеальной тишине набережной тонко намекнул Ленцу, что домой он сегодня идёт босиком. Мысленно поблагодарив судьбу, звёзд и прочих верзил, что сложились в таком причудливом порядке и наколдовали ему кармическое невезение, Вэл закатал штаны и попытался выглядеть свою обувь где-то среди коротких волн. Все кеды любимые, пока не порвутся. Или не утонут. Это уж как получится. Сейчас любимыми кедами художника были те, что пытались уплыть от владельца.  Призывно качаясь на волнах, красные конверсы напоминали Ленцу, что таки да, дебил. Сколько с ними было связано историй? Футбол старыми сапогами как следствие крупного зигзагообразного шва вдоль прорезиненной подошвы. Развязавшиеся шнурки и перелом носа. Опоздание на собеседование и месяц голодовки. Топление в болоте и чудесное оттуда спасение. Да тут эпизодов на целый сериал. И упускать такой кусочек жизни?
- Вашу мать,  я только что не купался сегодня! – раздеваться на пристани, пока не стемнело Ленц не собирался, а мокрая одежда нисколько не смущала парня. Достать или хер с ними? Глубоко вздохнув, он таки решил, что пускай плывут. Может, кому-нибудь они будут милы и достанутся по счастливой случайности? Передадут своей чудесной атмосферой всё то, что в буквальном смысле прошли вместе с хозяином.  Ой, да новые куплю, делов-то. Ещё успею с ними нахватать историй на целую книгу. «Я и мои друзья». Нет, нужно что-то пафосней, чтобы сметали с полок в порыве лютой радости и брызгали слюнями в благоговейном экстазе. «Трое в коробке»? Нет, больше  на боевик в духе Сигала и Норриса. Оставить идею написания замечательных историй про пару кед пришлось из-за исчерпания фантазии. Ну лимит такой на словарный запас, что поделаешь. Восполнить его могла бы книга, которую Ленц скоммуниздил в букинистическом магазине, но… Как можно было её оставить неизвестно где, его багровую малютку, томик Саймака?  Оставалось только спустить ноги в удивительно тёплую воду  и ни о чём больше не думать. Пожалуйста, отпусти свои мозги на пять минут. Прикрывает глаза, чтобы солнечный свет больше не резал. Он вообще такую погоду не любит. На дух не переносит, тучи и мелкий дождь – то, что надо. Один раз, когда Ленцу ещё нравились солнечные и ясные дни, Вэл проблеваЧерез несколько минут запахло жареным.  Жара хоть и начала спадать, но духота всё ещё витала в воздухе. Откинувшись на руки, Ленц зажмурился, а потом опустился на локти. Надо было закатать рукава рубашки. Неестественно белой рубашки. Зачем он такую купил? Чтобы сделать из неё оргинально-художниковую? Пару раз ему удалось провернуть фокус с отстирыванием небольших масляных пятен. Но бензин, знаете ли, не будешь дома хранить литрами только чтобы избавиться от неряшливости.  Итак, солнечные ванны. Прошло не больше пяти минут, а Вэл уже вертелся во все стороны в поисках небольшой тени для собственной тушки.  Слава богам, деревянное покрытие было хорошо обработано и не представляло угрозы для босоногого Ленца. Ну это он так думал. Поднявшись с насиженного места, Валентин сгрёб свои скромные пожитки и побрёл в сторону огромной пришвартовавшейся яхты.  Она отбрасывала отличную тень на самый край деревянной пристани.  Бросив сумку рядом с собой (на это раз Вэл попал мимо воды, что не могло не радовать), парень собрался вновь сунуть ноги в волны, но как-то неряшливо шоркнул ногой и взвыл не хуже, чем если бы ударился мизинцем о дверной косяк. Ну что вы думаете, заноза. Вогнал довольно глубоко, от внезапной боли по щеке прокатилась скупая слеза. Опять сам Ленц виноват не был, что вы. Грёбаная доска! Усевшись в позе лотоса, Валентин принялся искать злополучную деревяшку на ступне. Его охватила не то что боль, а дикая злость и желание найти заразу. Хотя найти-то он её найдёт, а вытаскивать как? В этом отношении Вэл хуже малого ребёнка. Даже самому себе не доверяет подобные процедуры. Как назло, художник сегодня облегчил свою сумку килограмма на два и выложил привычный свой набор, в который входили крохотная аптечка, пара пуговиц с иголкой и коробка акварели . Нахрена таскать всё это с собой? Зная природную свою сущность, Валентин был уверен на все сто – пригодится . И аптечка, и иголка с ниткой, и даже акварель в баночках. Аптечка на случай внезапных травм, иголка и нитка – на временное устранение прорех в рваных штанах и футболках, которые могут следовать вместе с травмами, а акварель … А вдруг портрет, а я без красок? Насупившись, Вэл усердно искал занозу, но коварная деревяшка спряталась, видимо, где-то не там, где искал парень.  Да и вытащить её он едва ли сможет – ногти обстрижены  короче некуда, ничего острей карандаша с собой не имеется.  Нужна  помощь любого доброго самаритянина, но на пристани было удивительно пустынно. К чему бы это?

0

15

http://4funstmartin.com/usa.jpg

На пристани шумно, играет музыка, переговариваются зрители; а наши бесстрашные моряки уже готовы сняться с якоря. Шоу-программа и конкурсы для тех, кто остается на берегу - скучать точно не придется!


Квестовые условия

Вы можете быть зрителем, а если хотите принять участие в регате - стучитесь мне в личку - оформим в лучшем виде. Яхту можно было взять в аренду)

+1

16

Начало игры и нового сезона в частности.

Работа, работа, работа. Дом- работа, работа- дом, хоть кошку  что ли завести себя, что бы было  зачем возвращаться  домой, Керри неторопливо перебирала в в руке солнечные очки перед  зеркалом. Вид конечно презентабельный, но вот передвигаться  быстро не получится, а вдруг  нужно будет  догонять жертву статьи. Конкретной  жертвы конечно еще  нету, но разве на регате  не будет кого из мэрии, или  политиков? Газета как всегда  хорошо осведомлена о  мероприятиях в  Бостоне, так что журналистов кидают в каждую дырку, для обозрения и описания, и главное не прошляпить сенсации, а на самом деле  она предпочла  бы постоять в  охране  где  ни будь или сопровождать курьеров, на крайний случай  хотя бы одно расследование для поднятия  тонуса.
- Ох, -  вздохнула  девушка и отмахнула прядь волос  лица, скидывая соринку с лацкана  пиджака, идти все равно придется, радует, что можно совмещать работу и  отдых вместе. Каблуки застучали по паркету в  направлении  двери  довольно шустро, рука прихватила сумочку с комода и ключи,  бумага и ручка  для  зарисовок, а так же  диктофон  для  быстро говорящих  уже лежали внутри. Спуститься по лестнице до машины много времени не заняло, однако  редактор уже  раза  три позвонил на телефон и напомнил, что регата вот –вот начнется, а ее «идеальная фигура»  еще не там, сказано конечно  приукрашено, но суть ясна.

Беговая лошадка Райт припарковалась недалеко  от начала  регаты, вся стоянка была  забита  машина, микроавтобусами и прочими чудами техники, иначе как назвать»жучка» втиснутого между  шестисотым  мерином и серой облезлой кошей – ягуаром. Свою любимицу Лексу цвета граната она осторожно   спрятала  за каким то внедорожником с  конем врепеди, в принципе ее мало  интересовало  что там за конь, главное что бы ее  лексус не поцарапала когда копытами разворачиваться будут.
- Мама дорога,- театрально присвистнула Керри и окинула взглядом столпотворение, селедок в бочке и то бывает меньше, а  здесь видимо треть города, так как остальные либо на реалити  шоу, либо в парке, если кто то не уехал за город.
Нужно было пробираться к  «первой полосе», туда откуда  будет дан старт, правда она недолюбливала  любителей воды из за  бывшего мужа, но работа  есть работа, и пару мнений  нужно будет записать.
- Стойте, стойте, - шустро ухватив  за рукав  мужчину в  кепке, она  притормозила его  движение,- С какой вы яхты?  - здесь бы  только Белоснежка не догадалась, что большая часть парней  это участники, которые собираются  доказать, что они мужики, - А пара слов  для  газеты «Boston Quotes»,- и ресничками так « мах- мах» того гляди полетит, а не поплывет, зато на  мужчин  действует, и  успевает  даже  достать  микрофон, нажать на кнопочку и чуть ли не пихнуть в рот  парню, что бы тот не отмазался от разговора.
Мямля. Райт вытянула  из собеседника несколько  слов и мило улыбнулась, на пару строчек в статье  хватит, но на пленке будет больше криков и визгов удовольствия  детей, тоже  занятная вещь, но статься  о регате.

+3

17

новый сезон

Доминик свернулась калачиком, и лениво рисовала на руке Ивонн какие-то таинственные символы. Возможно, придумывала новую татуировку? Или клеймо? Последнее вероятнее, особенно в свете произнесенной фразы:
- Я, надеюсь, ты понимаешь, что я не ложусь в кровать без.. отношений? Грация взбесившегося милого танка. И не надо давиться воздухом. И глаза пучить тоже не надо, это же Янг, ты еще не привыкла, дорогая? Прикусив нижнюю губку, Мини смотрит на подругу, глаза улыбаются, но вид, в целом-то, серьезный.
- И не молчи. Ты меня пугаешь. Грим! левый глаз подозрительно щурится, предвещая нехилую такую бурю, масштабов Янг.  Она закутывается в простыню и встает, пошатываясь от неудобства конструкции этой импровизированной тоги. Идет на кухню, закрывает за собой дверь. Открывает, снова выходит, забирает из сумки в коридоре сигареты, снова идет на кухню, спотыкаясь на ходу и чертыхаясь сквозь зубы. Делает себе чай, включает телик и усаживается за стол, подбирая ноги под себя, в коконе из простыни и какой-то... обиды, что ли? На такие предложения не отвечают простым молчанием, пусть даже шокированным или удивленным. Что за нахер, Грим?
Происходящее на экране отрезвляет, заставляет сконцентрироваться на картинке, отогнав свои проблемы на задний план, по сравнению с проблемами города. - Бог ты мой.... глаза распахнуты, в них, как в аниме, дрожит влага. Это же надо же. Это же надо позвонить всем знакомым, узнать, все ли в порядке, позвонить домой, ведь мама, небось, звонила домой, а там никого нет, а на мобильный мама не звонит, принципиально, а если он еще и отключен, как обычно бывает у Доминик, то там, в семейном гнездышке Янгов уже заказывают поминки и службу у отца Дерека.
- Ииииииив, дай мне твой телефон, срочно! Привидение, жуткое, но симпатишное, выбегает из кухни, путаясь в простыне и собственном страхе. - И проверь свой. В городе вечером творилось что-то ужасное. Не удивлюсь, если тебя вызовут на работу! Нижняя губа подрагивает, она напугана, немного, но с ее эмоциональностью - легко перевернет этот повод в истерику. - Ну же! Телефон, Ивонн! Она еле находит майку, не стесняясь, скидывает простыню и натягивает мятый кусок материи. Номер мамы наизусть, долгий разговор в ванной - увещевания, извинения, а потом все скатывается к обсуждению самочувствия брата и того, как мама переживала. Мило. Один раз надо умереть, чтоб дать им шанс на "пострадать".
Дом покидает санузел и снова идет на кухню, усаживаясь, в той же позе. - ИИИИВ? голос не предвещает ничего хорошего. Иди сюда. Мы не договорили. Хах. Ничего не забывает.


- Идем же скорее, ну идем, идем, идееооооом! Она похожа на забавного маленького щенка. Забегает вперед, размахивает сумкой со всем необходимым, а в такси как прыгала на заднице, как ребенок, в предкушении каруселей, не иначе. - Ну что ты тааащишься, ну давай быстреее, а вдруг опоздаем, и начнут без нас? Идеальный уикенд для парочки, которая только недавно справила первый месяц "встречаний" и, более того, совместного быта. Да, Доминик так и не съехала на свою квартиру. Компенсацию от соседей поделила с квартирной хозяйкой, купила на свою порцию денег все необходимое ей, погибшее во время потопа - и окончательно обосновалась у Грим. А это чертовски мило - просыпаться в одной постели с люби... нет, стоп, все еще не так кардинально, слышите? Даже поцелуйчики по утрам, и кофе с тостами в постель - еще не показатель, ну прямо ни разу.
А сегодня у них, по плану, активный отдых - и.... барабанная дрооообь! Участие в регате. Да, эти две сумасшедшие арендовали швертборт, с королевским именем "Виктория" и собирались побороться за кубок от города в День Независимости. - Ну Ивооооонн ноет Дом перед самым входом на пристань: - Ну смотриии, сколько людей, ну давай быстрееееее! Грация взбесившегося милого танка, помните, да?

+1

18

[Немного о прошлом]

     В тот момент Ивонн пожалела, что она не глухонемая. Во-первых, она бы не услышала от Янг этих слов, взорвавшихся в сознании подобно водородной бомбе, а, во-вторых, её тупое молчание и вытаращенные глазки, выражающие полное недоумение, не было бы воспринято так остро. Нет, блин, а чего она ожидала? Сама, ведь, прекрасно знает заторможенную натуру своей подруги. Поэтому вполне логично, что она лежит и, разинув рот, молча на тебя таращится. Ник, опомнись, это же Клос. С такими заявлениями на неё налетать и требовать немедленной реакции - это почти то же самое, что кричать в громкоговоритель "хочу в космос!" и ожидать, как с неба спустятся межзвёздные корабли с других планет и на перебой будут предлагать круиз по галактикам на выбор. Перебор? Ничуть. Для масштабов вселенной Клос события совершенно равнозначные. Она сама-то ещё не успела прийти в себя и понять, что несло в себе это интересное послание. Упрёк? Или намёк? Или вообще просто так было сказано, чтобы обидеться и пафосно покинуть пределы комнаты. Женщины! Понять их логикой просто невозможно.
     Но Грим честно пыталась это сделать, сидя на кровати и глядя в дверь, за которой скрылась Доминик. Вопрос, что ей делать, когда в доску гетеросексуальная подруга прямым текстом заявляет о перспективе отношений, не давал ей покоя. И почему-то Ивонн казалось, что на такое толком не ответит даже всемогущий гугл. Понимая прекрасно, что просто так это всё не закончится, Клос доплелась до шкафа, чтобы прикрыть срамоту привычным домашним нарядом - и даже в футболке запуталась, когда Янг ворвалась в комнату, выпрашивая у неё телефон.
     - А? Чего? - Голова прошла-таки в горловину, но это не внесло ясности в происходящее. Ник явно была чем-то напугана, а от этого становилось уж совсем не по себе. Неужели, поняла, что ляпнула? Но нет, тут что-то более серьёзное. Пришлось быстро извлечь из кармана телефон и покорно отдать во власть урагану Доминик, который тут же умчался разносить территорию штата Ванная. Ив тяжело вздохнула, понимая, что вообще ни черта не понимает, однако решила данное положение дел исправлять, а поэтому отправилась на кухню, где всё ещё работал телевизор. А там - мааама дорогая. Кто-то чуть было не запустил весь город в полёт, да, видимо, не рассчитал слегка с количеством взрывчатки.
     От таких новостей морда Ив неприятно скривилась - как она не любила подобные трупы - это даже словами не передать. После пожара-то с этим шашлыком в человеческий рост убиваешь кучу времени, чтобы только опознать, а про взрывы, где приходится буквально по кускам тела собирать, уж и вообще стоит промолчать. Цинично? До безумия. Человеческое горе Ивонн никогда не трогало. Но в голове явно нарисовались перспективы на проёбанные выходные. Да, именно так - и никак иначе. Только осознание этого заставило Грим уныло вздохнуть, стащить у Янг сигарету и, оную выкуривая, отправиться к домашнему телефону. Как правило, из департамента звонки поступали именно туда. А Ник как в воду глядела - обычно мёртвый аппарат теперь помигивал красной лампочкой, оповещая о том, что на автоответчике хранятся непрослушанные сообщения. Как выяснилось, совершенно не от Санты. "На работу, с утра. - Взгляд метнулся на часы, которые радостно оповестили о том, что чёрта лысого Клос выспится. - Я хочу спать."
     Но какое там спать? Мини, разрешив все своим вопросы с семьёй, вернулась в здесь и сейчас, заодно утягивая за собой и Ивонн. Её требовательному зову сложно было противиться, да и слова девушки казались совершенно справедливыми. Они не договорили. Грим глубоко затянулась, пытаясь всего за несколько секунд привести мысли в порядок. И, подумав, только пожала плечами. В конце концов, Янг знает её как облупленную, а поэтому должна отдавать себе отчёт в том, на что подписывается, подводя их к столь серьёзному решению. Можно было, разумеется, совершить скромную попытку быть девушкой приличной и намекнуть Дом, что вся эта заваруха может плохо кончиться, но приятные бонусы отношений в виде безлимитного доступа к телу Янг как-то очень быстро перекрыли всё и сразу.
     Всё равно как раньше уже не будет. Так почему бы не пойти дальше?

[Приплыли]

     "Чёрт подери, Янг, куда ж несёшься, неугомонная ты задница," - недовольно думала Клос, пробираясь сквозь толпу людей. Толпу людей. Толпу. Людей. Жалких человечишек - и всех живых. Демофобия разыгралась в Ивонн с невиданной силой. Она бешеным взглядом озиралась по сторонам, стараясь сжаться к двухмерное пространство, чтобы только её не толкали, не трогали, не дышали парами алкоголя, кофе и никотина. Ох, как же это всё... мерзко. Слишком шумно. Слишком тесно. И... "Агрххх. Не надо было соглашаться. Сидела бы дома," - какая-то уж слишком запоздалая мысль. К тому же, кто б дал тебе, Ив, спокойно посидеть дома, который перестал быть твоим убежищем, превратившись едва ли не в семейное гнездо? Доминик точно не дала бы. Так что, считай, это ты легко отделалась, убедив её участвовать в регате. Вот, сейчас преодолеешь эту толпу, а там стоит маленький уютный швертбот, где кроме тебя и Янг не будет никого. Крепись. Всё будет хорошо.
     Но руки всё равно дрожали. Начало тошнить. Кружилась голова. Люди. Их было слишком много. И все почему-то казались тупыми животными, которые готовы напасть и разорвать на части, пусть даже вокруг и царила атмосфера бесконечного веселья. Сглотнув, Ивонн чуть ускорила шаг и едва избежала столкновения с каким-то мужиком. Вот такой точно бы порвал, съел и подавиться бы не подумал. Клос призывала себя дышать глубже, ровнее. Успокоиться. Надо успокоиться. Эти милые добрые создания ничего тебе не сделают. Ну же, Грим, расслабься. "Ааааааа!!" Громко орёт внутренний голос. "Аааааааааааа!!!!" И всё. Паника. И дрожат уже не только руки, всё тело колеблется так, будто у телефона слишком сильная вибрация. Капля холодного пота стекает по позвоночнику, заставляя дрожать ещё сильнее. Ивонн заставляет свои лёгкие активно работать, но это совершенно и абсолютно бесполезно.
     Мерцание флагов, рокот толпы, музыка. Огромная живая масса говорящих и куда-то идущих существ. Их много, а Ивонн одна. А, точно, Янг... "Чёрт подери, Янг," - негодующая подруга, гордо шагающая впереди и буквально изнывающая от медлительности своей, хм, девушки, оказалась где-то на метр впереди. И среди всего этого рокочущего потока безумия именно она стала островком хоть какого-то успокоения. На ставших почти что ватными ногах Ив всё же умудрилась её догнать и вцепилась в руку. Наверное, не рассчитала слегка и чуть переборщила с хваткой, поэтому, опомнившись, чуть ослабила кисть. Но совсем Доминик отпускать она не собиралась. Это бы стало последним за её сегодняшний день поступком - прежде чем она, поддавшись приступу неконтролируемой паники, не прыгнула бы в воду и не утопилась.
     Клос всё ещё колотит, но она умудряется дойти до пристани и даже вполне себе разумным, а не остекленевшим, как за несколько минут до этого, взором осматривать пришвартованные яхты. Сейчас ей владело одно единственное желание - поскорее отыскать их судёнышко, сесть в него и, вспомнив всё, чему они учились (не без подготовки же ехать на регату, ну о чём вы?), уже отплыть от всего этого безумного хаоса.
     - Как там её? - Пробормотала Ивонн. - Виктория?

+1

19

Если снова вспоминать о прошлом, то не будет лишним упомянуть, что за всеми страстями - моральными и физическими - окрасившими тот вечер, Доминик и думать забыла про своего питомца - тарантула Бо. Или Бо-Бо, кому как больше нравится. Мини славилась своей страстью к борьбе с собственными фобиями, и начав колоть свою кожу иглами с разноцветной краской, она еще и завела себе пушистика. Восьминогого и кучеглазого. Нет, не пучеглазого, как вы, граммар-наци, подумали. Именно кучеглазого. Это, кстати, его второе имя, так, для домашних. Ну а как еще называть существо, у которого, при ближайшем рассмотрении, оказывается куча глаз? То то же.
Так вот. Можно было бы решить, что Бо утонул. Но нет. Он не водоплавающий, но очень везучий. Бо умудрился сбежать. Еще тем утром, когда Мини собиралась на работу. Аквариум стоял  на столе у окна. Открытого окна. А футболка, брошенная на стол, оказалась большей своей частью в незакрытом после кормления, аквариуме. Кормить пауков можно очень редко, главное, чтобы была вода. И на счастье Бо, именно тот денек был тем самым, - днем кормления. Хотя, о каком счастье речь, вода в доме в жизни бы не поднялась выше уровня письменного стола. Но - не мешайте нам хвалить череду случайностей. Бошечка по маечке вылез, и  в незакрытое окно пошел. А там, видимо, как может построить сюжетную линию автор - по приступочку перелез уже в другое окошко: соседки. Как говорится, здрасьте-мордасьте, почешите пушистика. Соседка подарочек обнаружила лишь на следующий день, отыскала Доминик с трудом (ответственная баба, а могла бы полотенечком прихлопнуть, и поминай как звали. Но нет - весь дом знал, что у пришибленной-разрисованной живет дома арахнид - так что животину опознали, и потом, после обнаружения Янг - передали в теплые руки хозяйки, избежав страшной смерти от выделения ее порами отменной концентрации гнева.). Почему сама Мини не вспомнила о питомце в ситуации звездеца, царившего в квартире - история умалчивает. Самое главное - его вернули. Прямо шоу по воссоединению разлученной семьи вышло.

А сейчас, довольная Доминик шныряла в толпе, почти вслух игнорируя жалкие попытки Клос проиграть своей социопатии и отправиться домой. Да-да, в нашей Мини живет прелестный садист. Но, позвольте, Ив взрослая девочка, и жить между своей конурой и складом мертвяков, разговаривая только с ними, да и с Мини (ну, когда они в очередной раз не выбирали между желанием поговорить и желанием поговорить в постели - последнее) - негоже. Надо выходить в люди. Надо гулять, надо улыбаться прохожим и здороваться с детьми. Надо перестать шарахаться в разные стороны. - Грим?! окликает она свою девушку (как звучит, как звучит), указывая на посудину с размашистым псевдо-историческим шрифтом на белом боку. Виктория. Здрасьте-здрасьте, пришли Герасим и Муму, роли распределим позже.
- Иди сюда-а-а-а! она нащупывает руку Ив, и сжимая ее пальцы, резко тянет на себя, на мгновение прижимая откровеннее, чем нужно, а потом указывая на самоцель путешествия. - ЗНакомьтесь, девочки - Ив это Викки, Викки, это Ив. И она жуткая трусиха, пусть и не признается в этом! всхлип смеха, поцелуй Ивонн в нос, и вот уже Мини шлепает по трапу к лодке, что-то напевая себе под нос. - Я буду капитаном! Буду стоять у руля, пока ты будешь натягивать паруса! Да, Ив? Иииив? снова окликивает, и, оказываясь уже на палубе (это ведь так называется, верно?) упирает руки в боки, и смотрит на Клос исподлобья: - Вот не надо делать такой вид, будто ты стоишь и раздумываешь, как в последний момент сказать мне, что у тебя морская болезнь. Или ты боишься воды. Вот не надо, Ив, да? улыбка пляшет на губах, и Мини не отводит взгляда от ... да-да, это клевое слово "девушка", вам тоже нравится? Извините-подвиньтесь, это девушка Янг!

+2

20

заядлые яхтсмены тут имеются? заранее извиняюсь х)

     Огромные злые тени, называющие себя людьми, продолжали нарезать круги вокруг запуганного создания, старательно пытающегося снова научиться нормально дышать. Потенциальные зомбаки и охотники до свежего человеческого мяса и мозгов наступали со всех сторон, что заставляло Ив кусать губы и едва сдерживаться от того, чтобы не зарыдать в голос и, бросившись к Янг на ручки, не закричать, разбавляя слова отборным матом: "Мамочка, отнеси меня домоооой!". Впрочем, стоило бы поскорее избавиться от подобного рода иллюзий. Ник была одним из тех немногих посвящённых, который списывал странное поведение своей подруги в толпе не на банальную наркоту (почему-то люди любили, глядя на заторможенное состояние Клос тыкать в неё своими грязными пальцами и, брезгливо морщась, цедить сквозь зубы "наркоманка").
     Она-то, как и личный психотерапевт Грим (да, и такой у неё был), прекрасно знала, что Ив сейчас с огромным удовольствием перестреляла бы добрых три четверти присутствующих, чтобы только очистить убитую к чёртовой матери зону личного пространства и комфорта, а заодно успокоиться. Да она всё знала об Ивонн. Исключая, пожалуй, момент того, как её в толпе успокоить и привести в нормальное состояние. Потому что ответа на этот вопрос не было даже у самой Ив. Хотя каждый новый не в меру агрессивно-активный выпад Доминик в сторону существа, шатающегося рядом с ней потерянным тополем не на Плющихе, действовал как-то отрезвляюще. И поди пойми, делала ли она всё это специально или же попросту вела себя как обычно - но действительно помогало.
     Сначала эта симфония угрозы в голосе, когда сквозь шум толпы крайне отчётливо и необходимо звучит её имя-не имя, кличка, и становится первым отрезвляющим щелчком в голове. Потом прикосновение к руке, несколько секунд случайного недообъятия, а понимание того, что это до боли знакомое и родное тело всё-таки рядом, никуда не денется и даже не бросит заставляет немного расслабиться. К конечностям вернулась потерянная было активность и сила, даже губы попытались в спазматическом порыве выдать некое подобие улыбки, когда нос получил порцию нежностей от Мини - оставалось надеяться, что никто не воспринял сие как оскал буйнопомешанного. Как бы то ни было, но факт остаётся фактом - янготерапия отлично работает в плане реанимации внутреннего клосовского паникёра, который уже несколько раз успел оказаться в обморочном или же предсуицидальном состоянии. К слову, этот самый истерик был на реакцию более скор, чем Ивонн, которая и слова не успела вставить в полноводные речи Дом, которая всем видом своим показывала, как же ей от всего этого уморительно хорошо и весело.
     И это должно быть для тебя отличным стимулом для того, чтобы засунуть собственное плохое настроение и нелепые фобии куда подальше, да постараться сделать так, чтобы домой вернулась Никки хотя бы в столь же хорошем расположении духа. А там уже можно будет выдохнуть свободно и пожаловаться Бо на нелепость человеческого бытия. Милашка мохнатик Бо, именно он в последнее время стал одним из постоянных собеседников Клос - почти как труп. Мало двигается, молчит и слушает, помогая скоротать Ивонн время в те моменты, когда Доминик либо ещё спит, либо работает, либо где-то ещё носится. Но до этого чудесного момента уединения надо было ещё дожить. А перед этим - доплыть до финиша. Хоть последним, но, главное, не покалеченным и не утопившимся.
     - Что вы, мой капитан! - Кажется, мозговая активность восстановлена и теперь можно выстраивать со своей девушкой некоторые подобия конструктивных диалогов. - Посейдонов трезубец мне в задницу, если я боюсь воды. - Клос поспешно по трапу забралась на швертбот и уже совсем окончательно пришла в себя, понимая, что теперь они с Янг в относительной изолированной безопасности. Бросив сумку на дно яхты, Ив быстро извлекла из неё один их ярко-оранжевых спасательных жилетов и нежно так втиснула его в руки Дом. Красота красотой, а безопасность превыше всего. Свой жилет она пока не стала надевать, предпочитая для начала разобраться с парусами.
     В принципе конструкция "Виктории" не отличалась особой сложностью и тех немногих уроков управления яхтой, что удалось взять за последний месяц, должно было хватить, чтобы парочка не нарезала круги на воде, изображая из себя неудачно подстреленного селезня. На соседних яхтах подготовка уже шла полным ходом, кто-то из участников регаты уже отшвартовались, примеряясь перед стартом к ветру и течению. Ив только оставалось понадеяться на то, что их относительно небольшое судно не снесёт волнами чьего-нибудь великолепия, да заняться уже установкой парусов. Она быстро сняла чехол с грота, чуть ослабила оттяжку гика и начала поднимать парус, под финал крепко затягивая шкот при помощи таля. Как следует подобрав оттяжку, чтобы окончательно закрепить положение грота, Ив занялась стакселем который, благодаря тому, что их швертбот оказался посудиной достаточно новомодной, надо было только раскрутить, освобождая штаг. Только после того, как паруса были подняты, Ивонн напялила на себя жилет и отшвартовалась, позволяя Янг увести их от причала. Чтобы ненароком не схлопотать гиком по рылу, Грим уселась, крепко удерживая в руках шкоты - бразды правления мадемуазель "Виктории". Ив, пожалуй, могла даже помолиться, если бы всей этой религиозной ерунды ей не хватило ещё в детстве.
     - Семь футов под килем и попутного ветра нам, мон капитан, - хмыкнула Ивонн, обращая на несколько секунд свой взор на Доминик, после чего полной грудью вздохнула и подняла глаза к небу и нещадно палящему солнцу, которое в миг ослепило и заставило Клос зажмуриться на манер православного крота. Вечно спящая интуиция вдруг решила вылезти наружу и принялась мерзко нашёптывать в оба средних уха, что приключений сегодня Ив на свою задницу огребёт, ещё какие. Но как и всегда любые предупреждения игнорировались, да и отступать было особо некуда - разве что только в воду, на дно залива.

+3



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC