Архивный форум. http://boston.rolebb.com/ - вам сюда

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Архивный форум. http://boston.rolebb.com/ - вам сюда » - архив флешбэков » Мумия: Загадка последнего пристанища


Мумия: Загадка последнего пристанища

Сообщений 1 страница 20 из 22

1

Квест официально стартует 29.03.2012

Египетские пирамиды до сих пор остаются одной из величайших загадок нашего времени. И не смотря на то, сколько ученые уже бьются над этим, многое до сих пор скрыто под туманным покровом мистерии и тайны…

Из дневника профессора древней истории, египтолога Джона Картера
13 марта 1699 года
«Мы до конца не уверены в том, что именно нам удалось найти. Проход в эту гробницу мы открыли совершенно случайно. Похоже на то, что древние египтяне построили пирамиду в пирамиде, и внешний слой – всего лишь обманка. Некий защитный слой, не позволяющий попасть именно сюда. Дальше первой комнаты пока пробиться не удалось, и Шэридан корпит над расшифровкой надписи, которая идет над предполагаемым местом расположения прохода. Будем надеяться, что у нас все получится. Эта находка действительно важна для будущих потомков…»
19 марта 1699 года
«Мы, наконец, открыли проход. Надпись предупреждает о том, что любой, дерзнувший посягнуть на покой Неназываемой, обречен на страшную гибель. В хрониках ничего не говорится о том, кем предположительно могла быть эта женщина. Но оформление и то, как тщательно скрыли гробницу, подсказывает, что она была из знатного рода… Так же мы нашли перстень с крупным сапфиром необычной формы. Гравировка по ободу содержит название – Сердце Ра. Продвигаемся дальше…»
26 марта 1699 года
«Я не понимаю, что происходит… Но нам не следовало сюда входить! Вчера погиб Шэридан, какая-то неизвестная зараза выкосила почти всю экспедцию. Мне ночами снятся кошмары, и я боюсь, что они вызваны тем, на что мы наткнулись в гробнице…
Если я не выживу, но мой дневник будет найден, заклинаю всеми богами – не входите в эту гробницу!»


Эта запись была последней в дневнике профессора Картера, который был найден лишь в ноябре 2011 года, когда очередная группа исследователей наткнулась на эту же пирамиду. Она находится довольно далеко от основой группы пирамид, и к ней достаточно трудно подобраться, что обеспечивало надежное укрытие до поры, до времени…
И эта загадка многим не дает покоя… Небольшая кучка смельчаков-исследователей, заручившись поддержкой своего университета, и раздобыв копию дневника, отправляется на поиски приключений. К ним чуть позже присоединится пра-пра-пра… ну и еще пару раз правнучка профессора, делом жизни которой было найти причину гибели предка. Парочка экстремалов-туристов, заблудившихся, и случайно попавших в гробницу. И два наемника-искателя сокровищ... Никто из них даже не подозревает, что именно скрывается в глубинах гробницы Неназываемой…

http://savepic.net/2655562.png

+4

2

Список участников:
Mr.Cat
Blue Beckett - пра-пра... правнучка профессора Картера
Julia Thompson - группа "ученые"
Eliot Spencer - наемник
Nathalie Marceau - группа "ученые"
Morgan Hunt - группа "ученые"
Dawn Rorschach-Random - группа "туристы"
Charisma Mono - группа "туристы"
GHOST - группа "ученые"
Cooper Stanley - группа "туристы"

Набор закрыт. По всем возникающим вопросам - велкам ко мне в личку)
Очередность постов будет оформлена после того, как каждый из участников отпишет первый пост.

0

3

Тишина стояла просто поразительная – плотная, звенящая, и казалось , что стоит лишь протянуть руку и она зазвенит под кончиками пальцев словно струны гитары. В воздухе пахло грозой, но темно-синее, будто бархатное, небо ,усыпанное драгоценными камнями далеких звезд не предвещало буйства природы в ближайшее время. Укромная долина, спрятанная в кольце скал, напоминала спящего зверя. Чей сонный, дышащий неуловимой угрозой, покой не нарушал даже стрекот сверчков.
Вот только этой ночью все было иначе. Прибежище тайн почтили своим присутствием создания, более опасные, чем любой хищник – люди…

Группа ученых:
Наконец, спустя полгода исследований и полтора месяца поисков, им удалось отыскать эту долину. Проход между скал, единственный, о котором повествовал дневник профессора Картера, был найден. И даже предостережения местных и категорический отказ гидов не смогли удержать молодых энтузиастов от исследования тайны, которую скрывали страницы, исписанные четким, убористым почерком египтолога.
Как и было сказано, они обнаружили вход в гробницу, который располагался в выступающей части утеса, вытесанной в виде пирамиды. Проблема была в том, что первые ступеньки начинались в семи метрах над землей, и забраться туда по гладкой, будто бы отполированной поверхности скалы без подготовки не представлялось возможным. Поэтому было решено разбить лагерь и обсудить дальнейшие действия.

Туристы:
Они заблудились. Это было настолько очевидно, что даже смешно. Группка ботаников, которая была их путеводным маячком, в какой-то момент просто исчезла. Но им было жизненно необходимо попасть в… куда бы там не направлялись эти ребята…
Спустя два часа бесплодных поисков прохода, они обнаружили просвет между скалами, будто бы нарочно освещенный полной луной. Это был их билет в долину, где найти обосновавшихся лагерем ученых уже не составило особого труда.

Мисс Бэкетт:
Дневник предка давал весьма четкие указания по поводу выбранного пути. Вот только гид, которого ей все же удалось уговорить показать дорогу, сбежал от нее на полпути к долине. И дальше девушке пришлось добираться самой. Топографическим кретинизмом она не страдала, и на местности ориентировалась неплохо, но в подступающей ночи разбирать записи, сидя на лошади и с фонариком в руках было сложно. Видимо Блу что-то напутала, поскольку вместо обещанного прохода между скалами, отмеченного двумя деревьями, она обнаружила вход в пещеру, скрытый в зарослях…

Наемник:
Эта пещера, якобы хранящая в себе несметные сокровища, была притчей во языцех и предметом застольных шуток среди ему подобных. Вот только мало кто рисковал туда сунуться. Поскольку бытовало мнение, что клад охраняет какое-то жуткое чудовище, пожирающее любого, кто осмелится туда сунуться…
Тогда, спрашивается, какого черта Элиот делал в этой самой пещере ночью, подсвечивая себе дорогу фонариком? Все было очень просто – он перебрал лишнего и поспорил, что заберется туда и вернется живым…

+3

4

- Незабываемо, Джек! Это будет просто не-за-бы-ва-е-мо! - восторженно визжала Дон, повиснув на шее своего новоиспеченного мужа. Целая неделя в лучшем отеле Каира воодушевляла девушку настолько, что она даже прониклась к мужчине искренней симпатией: это несмотря на его лысину, толстое пивное брюхо, весьма преклонный возраст и дурацкую привычку лапать ее прямо на глазах прохожих. Вообще, они с Джеком были идеальной парой, если так посмотреть - он любил молоденьких блондинок и регулярный секс, а она обожала тугие кошельки и возможность тратить каждый день столько, сколько раньше не зарабатывала и за год. Не самая романтичная, зато крепкая основа для брака. А самое главное заключалось в том, что даже сейчас муж ухитрялся работать, ведь в Египте располагался офис его партнеров по бизнесу, поэтому ближайшие семь дней мистер Хайнц планировал посвятить деловым визитам, ну а его дражайшая спутница - растратам и развлечениям.
- Что будешь делать сегодня? - басит Джек, а Дон тем временем скидывает в огромную пляжную сумку купальник, полотенце, пляжные шлепанцы и всякие мелочи вроде крема для загара, вешает на шею дорогой фотоаппарат и, немного подумав, берет с собой загранпаспорт.
- Нас повезут на экскурсию по деревенькам этих всяких туземцев,
- пожимая плечами, сообщает блондинка, целует его в щеку и сматывается из номера вниз, на ресепшен, где ее и пятерку постояльцев уже ждут гид с водителями.
Несколько часов проходят стандартно, едва ли интересно: поездка, рассказы в пути, остановка и завтрак в каком-то странном местном заведении, короткая самостоятельная прогулка по "красивейшим видам Египта" - Дон не видит ничего особенно впечатляющего, но послушно снимает все, на что падает взгляд, заодно потихоньку пытаясь разобраться в том, как вообще работает ее фотоаппарат, от балды выставляя настройки и не с первого раза попадая на небольшие кнопочки длинными наращенными ногтями.
В обед они приезжают в очередное поселение, где гид с радостной улыбкой настоящего дауна анонсирует "незабываемый обед", "чудесную кухню" и прочие бла-бла-бла с "блюдами, которые вы еще никогда не пробовали". Через некоторое время Дон, давясь какой-то плохо прожаренной живностью, понимает, что он таки был прав - такой дряни ей прежде есть не доводилось.
- А теперь гуляем, далеко не расходимся, встреча здесь же через полтора часа, - на неплохом английском сообщает экскурсовод, и девушка, вооружившись фотоаппаратом, идет запечатлевать все подряд на пленку. Все подряд действительно означает все подряд - под прицел ее объектива попадает даже какая-то бродячая кошка, ничем в лучшую сторону не отличающаяся от своих товарок, бродящих в любых других городах любых других стран. Примерно через двадцать минут Дон становится совсем скучно, она оценивает индикатор заряда аккумулятора, вспоминает, что в сумке валяются еще два (на кой черт? Вроде как предусмотрительность), и вдруг слышит вполне себе родную речь, машинально оборачивается и с интересом подходит поближе, слушая перебранку каких-то незнакомцев с местными жителями. Разговор так ее увлекает, что блондинка начисто забывает о собственной экскурсии, вовсю слушая отрывки фраз о какой-то жуткой пирамиде и ярко представляя себе нечто вроде фильма "Мумия возвращается".
"Я обязана это увидеть"
, - пропустить подобное шоу? Да никогда в жизни, но подойти Дон почему-то не решается, а вся компания как раз в этот момент пропадает из виду, видимо, так и не добившись своего. Девушка разочарованно вздыхает, понимая, что упустила возможность прославиться на века, и тут ее озаряет - ведь можно порасспрашивать гида! Не зря ведь он тут катается, рассказывая обо всех достопримечательностях.
- Не советую вам туда лезть, миссис Хайнц,
- он почему-то хмурится и пытается свернуть разговор, но настырная туристка, прихватив с собой еще одну, из соседнего номера (за компанию), продолжает с пристрастием допрашивать египтянина, заодно уговаривая его немного подкорректировать маршрут и свозить любопытствующих посмотреть на эту самую пирамиду.
- Я заплачу сколько потребуется, - в конце-концов, именно этот аргумент становится решающим, и всех их везут к означенным скалам. Дон с интересом наблюдает за тем, как все больше и больше нервничает водитель, где-то через час начиная откровенную перебранку с экскурсоводом на своем языке. Они яростно спорят еще некоторое время, а потом машина попросту останавливается, и смущенный мужчина сообщает, что дальше проехать не удастся.
- Это еще почему? - возмущению Дон нет пределов, она поочередно взывает к совести, алчности, любопытству и всему-всему, что, по ее мнению, может сподвигнуть водителя тронуться, но поддерживает ее только одна из туристок, та самая, что в самом начале заинтересовалась историей и помогла уговорить гида. Остальным идея уже не кажется замечательной, а в результате...
- Скажите, куда нам идти, и мы пойдем пешком!
- гневно заявляет вконец раздосадованная блондинка, выпрыгивая из автомобиля и тут же проваливаясь каблуками в песок. Не долго думая, разувается, зашвыривает босоножки в сумку и топает босиком наугад, как обиженный ребенок давая понять, что пойдет в любом случае, вне зависимости от того, объяснят ей дорогу или нет. Далеко, впрочем, не уходит, к ней присоединяется сначала новая знакомая - кажется, она представлялась как Каризма - а потом и экскурсовод, закатывая глаза, догоняет девушек, наскоро поясняя, как найти проход.
- Вы действительно не боитесь? - напоследок удивленно интересуется мужчина, собираясь уже возвращаться.
- Нас там очень-очень ждут, - уверенно заявляет Дон, помня про тех ученых, которых видела еще в деревеньке. Она ни на секунду не сомневается, что рано или поздно найдет ту самую компанию, и уж вовсе не допускает мысль, что их могут отправить обратно...
...в результате, когда солнце окончательно садится, ей неохотно приходится признать очевидное.
- Кажется, мы потерялись, - с преувеличенным энтузиазмом заявляет Дон, бодро топая черт знает куда вдоль скал, которые за последние несколько часов настолько намозолили глаза, что ей даже фотографировать их со вспышкой наскучило.
- Я могу позвонить Джеку, и он нас заберет, если хочешь, - ей еще не страшно. Ровно до того момента, как американка достает из сумки сотовый телефон и очень запоздало понимает, что в пустыне не установлены вышки мобильной связи, а значит, они находятся черт знает где, в сотне миль от ближайшего населенного пункта, и без каких-либо средств связи.
"Вот пиздец!", - Дон широко распахивает глаза, уже готовая впасть в настоящую панику, и именно в этот момент Каризма толкает ее локтем в бок, кивая куда-то в сторону. Блондинка послушно поворачивает голову и видит просвет, ярко освещенный луной - без всяких сомнений, тот самый. Ну или не тот - она все равно не задумывается и не сомневается, с упорством маленького, но очень самоуверенного танка направляясь в так тщательно законспирированную долину.
- Вот они! - торжествующе шепчет Дон минут через двадцать, стоит девушкам выйти на более-менее открытый участок и увидеть невдалеке огонек. Слышны и голоса, пускай слов еще не разобрать, но речь явно английская, а значит, что пресловутая компания нашлась всем (или не совсем всем) составом.
- Приве-е-ет! - ничего глупее в данной ситуации она, наверное, крикнуть не могла, но в этом, определенно, и было все очарование Дон, начисто лишенной даже намека на интеллект, - Ребята, я видела вас в деревне, это ведь вы будете охотиться за сокровищами в пирамиде! - она идет так быстро, что почти уже бежит, в то время как лица незнакомцев ошарашенно вытягиваются при виде двух туристок, - А вы не против, если я буду делать фотографии на память, правда?

+3

5

Чертов трус… Чертов суеверный трус… Мысленно возмущалась Блу, отчаянно борясь с желанием потереть ноющую пятую точку опоры. Не то, чтобы она не умела ездить на лошадях. Просто «это» можно было назвать лошадью лишь с очень большой натяжкой, а полдня пути верхом, да еще и попутно сверяясь с дневником предка, не лучшим образом сказались на настроении девушки. И побег ее провожатого, что-то лепетавшего про страшное проклятье, которое падет на любого, посягнувшего на эти священные места, только добавил минуса.
- Ну да, и только поэтому я должна пустить коту под хвост семь  лет поисков и исследований, развернуться и убраться домой… - Ага, бегу и спотыкаюсь, только шнурки поглажу… Возмущенно фыркнув, рыжая отпустила поводья, позволив кляче несколько мгновений свободы. Вытащив дневник и зажав зубами фонарик, она снова перехватила вожжи, заставляя ее «транспорт» остановиться, и углубилась в изучение страниц. Долина была совсем рядом. Скалы, поросшие лесом, выросли на горизонте, едва мир окутали сумерки. И сейчас, когда полная луна посеребрила песок, девушке удалось подобраться почти вплотную. Вот только или она что-то напутала, или предок неточно указал местоположение, но уже несколько часов она не могла найти предполагаемый проход между скалами, который открывал путь в долину. А тебе не кажется, что это вообще было не очень здравой идеей с твоей стороны ехать сюда в одиночестве, не заручившись поддержкой? С сомнением хмыкнул внутренний голос. Хотя, о чем это я? Безрассудство у тебя в крови. Наследственное, ага…
- Ну где эти чертовы деревья? – Бурчала рыжая себе под нос, изучая убористый профессорский почерк. Отчаянно хотелось оказаться где-нибудь, где есть мягкая кровать и горячая вода. Но природное упрямство не позволяло ей развернуть лошадь и вернуться в ту деревеньку, с которой начался ее путь. Слишком много времени и сил было потрачено, и она не собиралась сдаваться, пока не выяснит, что случилось три с лишним века назад с экспедицией профессора Картера. Слишком уж много непонятного было в том, что удалось отыскать ее предку. А она, как истинный поклонник египтологии и древней истории, просто обязана была найти ответы на интересующие ее вопросы.
Еще со школы Блу искала любые возможные упоминания о Неназываемой, но не особенно преуспела. Создавалось такое впечатление, что кто-то очень не хотел, чтобы гробницу обнаружили. Но она любила вызов и борьбу. И это путешествие было именно таким шансом доказать всему миру, что она способна на нечто большее, чем просто оценка древностей в музеях по всему миру… Спрятав дневник обратно, осторожно, чтобы не повредить хрупкие страницы, девушка огляделась. Никакого намека на проход… Кажется, придется ночевать тут, и начинать поиск с утра… Мелькнула досадная мысль. Но неожиданно взгляд выхватил пятно тени, слишком густой, чтобы не привлечь внимания. Чуть сжав бока лошади, она направила ту вперед, и уже через пару минут поняла, что ее так удивило. Пещера? Интересно, однако… Профессор ничего не говорил о том, что существует еще один проход.
Спешившись, и поморщившись от вспышки боли в нижних девяносто, рыжая стреножила клячу, и стянула с нее рюкзак со всем необходимым. Темнеющий в скальной породе зев пещеры особого доверия не внушал, но уж в чем, а в отсутствии храбрости и авантюризма Бэкетт обвинить было очень сложно. Забросив небольшой походный рюкзак за спину, она включила фонарик, и смело направилась в темноту пещеры. Рассчитывая если и не найди проход на ту сторону, так хоть переночевать в тепле и сухости. Поскольку ночи в пустыне были холодными, в противовес удушающей жаре дня. А что тут водилось из живности, она вообще не знала, и быть покусанной каким-нибудь хищником очень не хотелось…
Луч света выхватил темные стены, покрытые какими-то наростами. Ботаником она не была, и разбираться в особенностях местной флоры не было никакого желания. Поэтому Блу просто направилась вперед, чутко прислушиваясь, на случай, если послышится еще что-то, кроме хруста мелких камешков под подошвами ее ботинок…

+4

6

Джулия прилетела в Египет одной из первых. Та самая энтузиастка, которая отыскала записи профессора Картера, прочитала их, а потом бегала по университету Бостона, как оглашенная, махая перед лицом ректора тетрадкой. Той, в  которую последовательно были выписаны те крупицы, которые удалось узнать о Неназываемой.
Надо сказать, что Джулия вообще была довольно энергичной девушкой, жаль только, что энергия ее иногда проявлялась вовсе не там, где нужно. В двадцать пять лет Томпсон уже работала на кафедре египтологии, преподавала эпиграфику и обожала рыться в книгах по истории. А когда Джулия изучала Розеттский камень, ее сердце радостно билось в предвкушении: настоящий романтик, Джулия верила, что когда-нибудь тоже сможет открыть миру что-то этакое.
И когда в ее руки попал дневник Джона Картера, Томпсон, ни секунды не раздумывая побежала к своему научному руководителю – показывать находку.
А теперь, спустя пару месяцев, Джулия стоит за твердой, иссушенной земле, и жует соломинку. На ее голове – широкая шляпа с полями, на ногах – удобные ботинки, она в шортах и удобной рубашке – все же жара в Египте стоит страшная.
Дело близится к ночи, темнота стоит непроглядная, как и любой ночью в такую жару. В воздухе пахнет грозой, хотя туч не видно, а тишина звенит, словно натянутая струна гитары.
Джулия вдыхает воздух, с наслаждением забрасывает руки за голову и стоит так, любуясь прекрасным видом, который открывается ей отсюда.
Вид поистине прекрасен – зеленая долина, которая не двигается, но это не спокойный сон, это скорее медлительное ожидание зверя перед прыжком. Звезды, яркие и чистые, белоснежные, освещают темноту, и Джули стоит несколько секунд, завороженная. А потом трясет головой и возвращается обратно к небольшому костру, что разожжен немного подальше.
Почему же группа исследователей, таких же двинутых на Египте, как и сама Джулия, не полезла ночью в гробницу, вход которой они нашли? Через полтора месяца поисков они все таки его обнаружили, а теперь сидят у костра, пьют чай из сушеных трав, которые купили на местном рынке, и что-то горячо обсуждают. Почему?
Ну, ребят, они же ученые, а не идиоты. Кто полезет в неизведанную гробницу ночью, когда не знаешь, что творится внутри, в каком состоянии проход, и можно ли там вообще пройти.
Ну, а если быть совсем честными до конца, то ступеньки в гробницу начинаются очень высоко, очень. Джулия своим плохим глазомером оценила расстояние в метров десять, но ученый из их группы поправил – семь. Ну, может, семь с половиной. Поэтому ученые, которые  не рассчитывали на такой высокий подъем, оказались, мягко говоря, в затруднительном положении. Было решено разбить лагерь и подумать о том, как же забраться в гробницу..ну и переночевать заодно.
Джули опустилась на плед, расстеленный на земле, взяла эмалированный стакан с чаем, отпила глоток. Местные травы очень специфичны, привкус мяты и запах дров – этот чай вовсе не похож на привычный чай. На вкус не очень, но когда распробуешь – привыкнешь.
Сзади раздается какой-то шум, Джулия оборачивается и видит девушек, по виду, туристок. Девушки торопятся к ученым, кажется, они – искательницы приключений… или, может, заплутали? Хотя что туристам делать в пустыне ночью?
- Не охотиться за сокровищем, - менторским тоном сообщает Джулия, пока ее товарищи ошарашено смотрят на девушек, - А исследовать древнюю гробницу! И Вам, разумеется, с нами нельзя: это же научная экспедиция!
Она замолкает, продумывая про себя варианты: ну куда сейчас деться этим девушкам? Их никто не повезет в деревню, или куда-то дальше, сейчас. Завтра же утром экспедиция наверняка придумает, что делать, и никто, опять же, не захочет возиться с туристками из-за боязни пропустить нечто интересное. Ну вот Джули бы не захотела.
- Вы – туристки? – спрашивает она, встает навстречу девушкам, потом машет рукой за спину, приглашая, - Проходите, устраивайтесь. Ночь побудете с нами, а завтра – завтра придумаем, что делать.
Томпсон разливает чай в еще два стакана, протягивает их незваным гостям. Ну не помирать же им от жажды и голода! Ладно, ночь они смогут переночевать в лагере, а утром кто-нибудь добросит их до деревни.
- Что будем делать? – спрашивает Джулия у ученых, решая наконец разобраться с тем, как забраться в гробницу, по правде сказать, ей не терпится узреть, что же внутри гробницы! – Чтобы попасть туда, нам нужно забраться по скале…или искать кружной путь.
А он есть, Джулия просто-таки уверена в этом. Другое дело, что искать его времени нет.

Отредактировано Julia Thompson (2012-03-30 20:46:32)

+4

7

Что он испытывал в данный конкретный момент, когда до цели оставалось всего ничего? Сложно сказать, поскольку из того коктейля эмоций, который бурлил внутри было нереально вычленить что-то одно, конкретное, поддающееся достаточно связному описанию несовершенным человеческим языком. Но это исследование было важной вехой в его карьере. Еще одной ступенькой на пути к славе. О да, Морган был честолюбив, и готов идти к поставленной цели, не взирая на препятствия. Оные он либо искусно обходил с грацией истинного танцора, либо же шел напролом, словно танк, особо не переживая по поводу расхожего выражения о том, что лес рубят - щепки летят. И если эта их миссия завершится успехом, в чем он не сомневался ни капли, то он не только допишет свою кандидатскую, но и сможет получить так необходимый ему грант.
При мысли о последнем на губах египтолога, знатока древней истории и просто очаровашки мистера Ханта возникала самодовольная улыбка... И сейчас, сидя по-турецки на покрывале, он изучал записи, с которых все началось, подсвечивая себе фонариком, и периодически делая пометки в своем блокноте. Как Джули удалось достать копию, оставалось загадкой, да и особого значения не имело, поскольку вот он, дневник профессора Картера, в их руках... Джон Картер был известной личностью в определенных кругах, и Морган защищал диплом на последнем курсе, базируясь именно на его работах по египтологии. К слову, защитился он тогда блестяще. Один из немногих на потоке, кто получил безоговорочное "Превосходно" от всех членов комиссии...
Так, посмотрим, проход мы нашли достаточно быстро, не смотря на отказ этих чертовых туземцев нас проводить... Поправив очки на носу, и на автомате приняв переданную кем-то из ребят чашку с чаем, парень снова углубился в записи. Профессор пишет, что они довольно долго провозились с лестницей, чтобы добраться до входа в гробницу. Ну, нам это не грозит, в век технического прогресса-то... Жаль, что не указывается, существует ли еще один пусть... Сделав еще одну пометку в своем блокноте, и потерев переносицу, начинающую немного побаливать от дужки очков, парень снова углубился в записи, даже не прислушиваясь, о чем-там болтают ребята. Всех их объединяло одно, ну если не считать университета и кафедры, - любовь к Египту и всему, что с этим связано. А легенда о Неназываемой, и тайна гибели всей экспедиции, которая отправилась сюда три с лишним века назад, не давала покоя многим ученым. Вот только у них не было того, что есть у нас - дневника... На его губах появилась самодовольная усмешка. К записям прилагались копии надписей, найденных в самой гробнице. Часть из них была расшифрована, а часть - еще нет. И именно расшифровкой он занимался последние полтора месяца, предоставив остальным планировать поездку и все остальное. О средствах не переживали, он лично пожертвовал приличной суммой, спасибо папе, который давно смирился с тем, что сынуля не пойдет по его стопам.
Так, о том, что беспокоить гробницу не стоит, тут и так все ясно... А вот что это такое? Осветив нужные строчки, Морган задумчиво отпил из чашки, почти не ощутив вкуса, и снова посмотрел на иероглифы. Надпись была очень четкой, но кое-какие символы ему были совсем незнакомы, так что приходилось надеяться на метод научного тыка. Не очень профессионально, зато  весьма действенно. Когда рассветный луч обители коснется, Сердце Ра откроет путь в объятия Заблудшей. И лишь нашедший ключ останется в живых...
- О-о-очень многообещающе... - Пробурчал себе под нос Хант. Что такое Сердце Ра все они прекрасно знали. Это был перстень, и его рисунок прилагался. Вот только самого украшения у них не было, поскольку оно то ли не было найдено после гибели экспедиции, то ли оставалось в руках кого-то из потомков профессора Картера... Его размышления на тему "как быть и что делать" прервал голос Джули. Девушка кого-то явно приветствовала, и это заставило его оторваться от страниц и поднять голову, чтобы узреть... двух представительниц прекрасной половины человечества. - Джулс, где твои манеры? - Чуть насмешливо хмыкнул он, расплываясь в обаятельной улыбке. - Присоединяйтесь, дамы. Как вас занесло в такую даль от привычных туристических маршрутов? - При этом смотрит он на Томпсон, молчаливо намекая, что при посторонних лучше особо не распространяться на тему того, что конкретно они здесь забыли...

+4

8

Это был бы не Элиот, если бы его смогли остановить байки о каких-то чудищах, якобы обитающих в пещере и надёжно защищающих клад. В подобную хрень верили разве что местные жители, и парочка ребят из команды Спенсера, которые сами не рискнули, а вот приятеля на подобный спор толкнули, прекрасно зная, что мужчина лучше сдохнет там в пещере, чем даст лишний повод остальным счесть его трусом. Сказалось ещё то, что он выпил лишнего, ибо из всех, именно Элиот был самым рассудительным, а теперь по собственной неосторожности, он был вынужден лезть в эту чёртову пещеру, найти которую в темноте было намного сложнее, несмотря на то, что мужчина оставил пару отметин здесь вчера, когда они с парнями только наткнулись на этот проход. Рассмотреть, что либо, восседая верхом на лошади у него не вышло, пришлось оставить это трусливое создание у ближайшего дерева, и пройтись пешком. Оказывается, боялись сего места, не только люди, но и животные, хотя лично Элу было как-то по боку, его не насторожило ни странное поведение лошади, ни посторонние звуки, однако пистолет он всё же достал, сняв с предохранителя, а то мало ли, вдруг он не один такой псих кладоискатель, который на спор решил ночью судьбу испытать.
Едва Спенсер отошёл от своего парковочного места, как лошадка нервно заржала, заставив мужчину вздрогнуть и чуть было не нажать на курок. Резко развернувшись, он направил дуло пистолета прямо на животное. - Ещё раз так сделаешь, и клянусь, я пристрелю тебя, - ослепив лошадь светом фонарика, дабы та спряталась куда-то за дерево и не мешала ему, Элиот смело двинулся дальше, ускоряя шаг по мере приближения к пещере. Все отметки, оставленные им вчера, были на месте. Коснувшись их пальцами, он на мгновенье замер, вслушиваясь в эту зловещую тишину. По телу пробежала лёгкая дрожь, и мужчина тут же себя мысленно одёрнул. Страх и паника, не его парафия. И хоть это место ему не нравилось, а узкий проход в пещеру не внушал доверия, отступать Элиот и не думал, шагнув внутрь, после того как его инстинкт самосохранения жалобно заскулил.
Внутри было темно как в ж….да впрочем, неважно, ведь у Спенсера был фонарик, который в этой кромешной тьме, напоминал меч джедая, пуская яркий синеватый луч. Чудненько. Зловещненько. Как обычненько. Мысленно изрёк он, короткими шагами двигаясь вперёд. Здешний интерьер весьма впечатлял, у египтян, оказывается, было не только превосходное чувство юмора и изощрённая фантазия, но ещё и видение прекрасного. Элиот знал конечно не так много об истории Египта, ибо его основная профессия заключалась в совершенно другом, но в отличии от своих «коллег» по работе, этот парень умел думать, быстро складывая два и два, вникая в суть того, с чем ранее ему сталкиваться не доводилось.
- Милое местечко, ничего не скажешь, - немного осмотревшись, Спенсер решил, что вполне может заночевать здесь, а если какая-нибудь тварь решит вдруг его отфранкинштейнить, он мигом нашпигует её свинцом. Осталось найти более подходящее место для ночлега, желательно без сквозняков, и малозаметное, если сюда решит сунуться кто-то подобный Спенсеру. Подобные тебе, приятель, спят сейчас в тепле, сытые и пьяные. С этим мужчина, конечно, не мог не согласиться, и едва ему стоило на минуту отвлечься, как он проглядел под ногами весьма неустойчивую поверхность, провалившись сквозь пол. Эта пирамида, наверное, ещё за всю свою историю таких матов не слышала. Ну вот, хотел всего лишь переночевать, а осквернил обитель древней, теперь пощады не жди.
- Твою ж мать! – контролировать этот мыслеслив мужчина сейчас просто не мог, во-первых ему было ужасно больно, из-за того что приземлился он на отнюдь не мягкую поверхность, а во-вторых, он вероятно ушибся затылком, в чём лично убедился, нащупав пальцами рану. Перед глазами моментально всё поплыло, а боль в затылке усилилась, после чего, Спенсер благополучно отключился со словами – Вот чёрт…, - оставалось надеяться, что за это время, пока он вот так лежит неизвестно где, ему в ухо не заползёт какая-нибудь дрянь, или и того хуже, нагрянет компания жуков скарабеев.

+4

9

Мисс Бэкетт
Тревожную тишину пещеры не нарушал ни единый звук, кроме шороха шагов продвигающейся в глубь девушки. Тьма не была кромешной, и то тут, то там на потолке мелькали странные фосфорецирующие наросты. А рассеянный свет фонарика выхватывал на стенах композиции, явно принадлежавшие перу древнеегипетских строителей. Хотя несколько раз ей на глаза попались странные символы, не похожие ни на один из известных ей языков. Блу то и дело останавливалась, с любопытством изучая живопись, достаточно хорошо сохранившуюся, если учитывать возраст. Намеков на посторонее присутствие или хищников в пещере не наблюдалось, и девушка позволила себе некоторую беспечность, не заметив, что впереди в полу зияет провал...

+1

10

И ничего тут страшного нет. Ну подумаешь, тихо как в... Так, не думаем о грустном, сосредотачиваемся на том, что впереди... Так Блу убеждала себя уже около получаса, поочередно останавливаясь то у одного, то у другого рисунка, обнаруженных ею на стенах, и все дальше забираясь в пещеру. Тот факт, что она не нашла пока ни одного поворота или ответвления, а между тем коридор уходил все дальше, позволял ей надеяться, что пещера все-таки сквозная. И выведет ее на ту сторону, как раз к искомой гробнице. Наверное, профессор просто не нашел этот проход со своей экспедицией... Мысленно предположила рыжая, заправляя за ухо выбившуюся из довольно небрежного хвоста прядку, и снова замирая у очередного примера наскальной живописи. Или же посчитал, по каким-то причинам, что сюда соваться не стоит... Тут же вклинился в размышления барометр личного пиздеца, намекая на то, что не все может быть так уж спокойно в Датском королевстве. На мгновение зажмурившись, и приказав настырному голосу заткнуться и не каркать, девушка подсветила себе фонариком, разглядывая весьма необычную картинку.
- Тысячи две лет примерно... А как сохранилось... - Пробормотала она себе под нос, подойдя поближе. Это было целое панно, изображающее сценку из жизни. Коленопреклоненные поданные, явно принесшие подношения, женская фигура на троне, почему-то в маске. Вполне типичная картина. Вот только еще одна фигурка, не заметная с первого взгляда, в верхнем углу, привлекла внимание рыжей. Едва ли не уткнувшись носом в стенку пещеры, она принялась изучать надпись. Было много не совсем характерных для Египта того периода символов, но в целом смысл был понятен. И едва не заставил ее завизжать от восторга, но девушка вовремя сдержалась, сообразив, что это будет выглядеть немного дико. Хотя, кому какая разница, если я тут все равно в гордом одиночестве? Но, возвращаясь к надписи, строчки гласили о повелительнице, настолько древней, что имя ее стерлось из памяти потомков. И что-то подсказывало Блу, что речь шла о той самой Неназываемой. - А значит я на верном пути. Предок сможет мной гордиться... - По губам скользнула по-детски счастливая улыбка, словно она получила на Рождество подарок, которого так давно ждала.
Покопавшись в боковом кармане рюкзачка, она извлекла специально взятый для такого случая флуоресцентный маркер, и отыскав свободное место, нарисовала крестик, помечая рисунок. Днем можно будет сюда вернуться и изучить все более подробно. Теперь можно топать дальше, подыскать местечко поуютнее. Должны же здесь все-таки быть хоть какие-то ответвления, гроты там, или еще чего... Углубившись в свои мысли, и не смотря под ноги, девушка не заметила зиявшей прямо посреди прохода круглой дыры. А когда нога провалилась в пустоту, было уже поздно пытаться удержать равновесие. И с тихим вскриком она рухнула вниз...
Приземление было странным. Начать хотя бы с того, что слишком мягким для ожидаемой стыковки с полом. И когда Блу, наконец, решилась перестать жмуриться и приоткрыла глаза, то обнаружилась и причина, объясняющая все. Симпатичная такая, к слову, причина... Или причин? На этом моменте внутренний голос временно завис, позволяя девушке рассмотреть мужчину, на которого она и приземлилась вполне благополучно. Где-то на краю сознания мелькнула мысль, что слишком тут светло для пещеры, но ее волновало не это...
- А вы кто? - Кошмар, Бэкетт! Где твой интеллект? Закатил глаза здравый смысл, а рыжая почувствовала, как щеки заливает румянцем смущения, когда до нее дошло, что глупее вопроса не придумаешь, а продолжать лежать на бедном парне не очень-то и вежливо. Блу кое-как сползла с него, и уселась рядом, потирая слегка ушибленную при падении коленку...

Отредактировано Blue Beckett (2012-03-30 22:15:25)

+2

11

Сколько он вот так пролежал, неизвестно, и просто чудо, что за это время, с ним ничего не случилось. А собственно, что могло случиться? Ну, например хозяйка этой обители, могла обрушить на Спенсера десять казней египетских. Исходя из того, что знал сам мужчина, здесь его могло ждать, всё что угодно. Насколько известно, египтяне часто снаряжали свои пирамиды различными ловушками, дабы любители наживы типа Элиота, туда не совались, и не нарушали покой мёртвых. Их можно было понять, ведь если бы не эти ловушки, в пирамидах уже больше нечего было бы воровать, и наш народ не побоялся бы и мумий вынести, дикари, что с них взять. Именно такими считал Спенсер и членов своей команды, в которой без рассудительного предводителя, все бы давно друг друга перестреляли. Это просто стая шакалов, Элииот знал их не долго, наняв всего на одно задание, лишь трое из всей группы были ему верными друзьями, с которыми он и прилетел в Египет месяц назад, когда узнал о пирамиде и был покорён её историей. Напоминая Индиану Джонса в свои лучшие годы, Спенсер стал тщательно изучать объект, собирая необходимую информацию, и не спешил пока соваться в саму пирамиду, будучи наслышанным о том, какие опасности она в себе таит. Мужчина, конечно, не был суеверным трусом, но предпочитал действовать осторожно, ведь в этих байках местных аборигенов, могла быть доля правды, кто знает наверняка?
На конце сознания, неожиданно что-то щёлкнуло, и Спенсер резко пришёл в себя, почувствовав как на него что-то упало, какого было его удивление, когда он обнаружил, что это не что-то, а определённо кто-то. Перед глазами ещё было мутно, и Эл не сразу смог разглядеть в юном создании, девушку.
- Женщины с неба на меня ещё не падали, - изрёк он, чуть морщась от боли и вглядываясь в дыру сверху, через которую он вероятно и провалился, а следом за ним, и эта рыжая. - Кто я? Индиана Джонс воплоти, - чувство юмора у Спенсера было такое же своеобразное, как и характер в целом. Когда леди наконец-то соизволила с него слезть, он занял сидячее положение. Помимо головной боли, его ещё и подташнивало, сказывалось количество выпитого на голодный желудок, и непосредственно само ощущение голода.
- Что вы здесь делаете? - переведя взгляд с дамы на дыру в потолке, Эл снова поморщился, высоковато, и чудо что он себе ничего не сломал, хотя утверждать точно пока нельзя, у него немного повышенный болевой порог, и он мог просто этого не почувствовать. Пройдясь по незнакомке весьма оценивающим взглядом, он едва заметно улыбнулся уголками губ, а затем попытался встать. Чуть пошатнулся в сторону, но равновесие таки сохранил. Отряхнув одежду от паутины, пыли и прочей гадости в которую он свалился, Спенсер отыскал свой фонарик и пистолет, который пока поставил на предохранитель и спрятал в кобуру на бедре. Колокола в его голове продолжали наяривать Вечерний звон, с трудом давая собраться с мыслью.
- Вы в порядке? - наконец-то поинтересовался он, протягивая девушке руку. Было и вправду интересно, что она то здесь забыла, и первое что приходило в голову, леди вероятно туристка, которая отбилась от своей группы, и с наступлением темноты, решила найти место для ночлега. А мне определённо сегодня везёт. Теперь я просто в силу своего характера не смогу оставить даму здесь на произвол судьбы. Во влип. Дождавшись пока девушка вложить свою ладонь в его, Элиот помог ей подняться. - Как вас зовут? - он сбавил яркость света на своём фонарике до полного отключения, и спрятал подобие джедайского меча в специальный карман на поясе. Место было достаточно хорошо освещено, а ещё здесь было на удивление просторно, как для пещеры, что наводило на кое какие мысли. Для полной картины мне не хватает только кнута, и оравы вооружённых туземцев, поджидающих снаружи.

+2

12

Коленка болела не так, чтобы сильно, и особого дискомфорта не причиняла. Все-таки, с ее ритмом жизни и профессией обращать внимание на такие травмы было, по меньшей мере, глупо. К тому же, сейчас наличествовал неплохой такой отвлекающий фактор в лице ее "посадочного места". Разглядывая сквозь падающие на лицо из-за окончательно растрепавшейся прически пряди волос незнакомца, Блу пыталась сообразить: а) что он здесь делает, б) кто он такой и в) а не лучше ли будет его чем-нибудь оглушить и делать ноги, пока не поздно. С другой стороны, следовало бы для начала решить, куда она свалилась, и как вообще отсюда выбраться. Мужчина пока вроде особой опасности не представлял, нападать на нее тоже не пытался. Ага, ты подожди, пока он толком в себя придет, а потом посмотрим. Хотя, кому твоя тщедушная и растрепанная тушка нужна? Ехидно хмыкнул сарказм, намекая на то, что на данный момент она совсем не походила на ту леди, которая взошла на борт лайнера, доставившего ее в Египет. И сейчас вместо красивого платья на ней были шорты цвета хаки, такого же оттенка короткий топ, и жилетка с кучей карманов, прикрывающая голый живот.
Да ладно тебе, паникер. Не похож он на насильника... Скорее на... О боги, неужели один из тех наемников, о которых говорил староста деревни? Она закусила губу, чуть отодвинувшись, на всякий случай, и продолжая настороженно его разглядывать. От рыжей не укрылся оценивающий взгляд, которым он по ней прошелся, прежде чем встать. И Блу тут же принялась мысленно перебирать содержимое своего рюкзака на предмет наличия там хоть чего-то, что могло сгодиться в качестве средства самозащиты, начисто проигнорировав его шутку юмора по поводу Индианы Джонса. Уж на кого, а на обаятельного Харрисона Форда этот громила походил мало. Черт, вот же засада! Только фонарик был, и тот остался где-то наверху... Углубившись в свои мысли, она начисто выпала из реальности, и только его протянутая рука заставила Бэкетт вновь сосредоточиться.
С некоторым сомнением покосившись на конечность, рыжая все же нерешительно вложила свои пальчики в его ладонь. - В полном. Только колено немного ушибла... - Она отряхнула свои шорты, и огляделась, пытаясь сообразить, где они очутились. Это нечто явно было своего рода естественным гротом, а неподалеку от них она разглядела проход с уходящим в глубь коридором, причем хорошо сохранившимся и неплохо освещеным, правда пока было совершенно непонятно, откуда именно исходит свет. Взгляд голубых глаз зацепился за то, что она поначалу приняла за естественные наслоения на стенах. Вот только при более внимательном рассмотрении оказалось, что это рисунки, почти такие же, как и наверху. Неужели?.. Нет, мне просто не могло настолько повезти... или могло? Заправив за ухо особо настырную прядку, она вернула свое внимание мужчине. - Блу Бэкетт, профессор древней истории и египтолог. А вы?.. - Она сделала паузу, протягивая ему ладошку, и явно намекая на то, что трюк с Индианой Джонсом не прокатит. Хотя чувство юмора она оценила в полной мере. Сейчас рыжую куда больше волновало, подтвердится ли ее догадка. И кем бы ни был ее неожиданный компаньон, она не будет мешать ему, если мужчине вдруг захочется выбраться. А у Блу была другая цель, и коридор напротив манил ее, как огонек - неосторожного мотылька...

Отредактировано Blue Beckett (2012-03-31 22:49:34)

+2

13

Джек Франкфорт был самым старшим участником экспедиции - начиная разменивать пятый десяток,он старался ни в чем не уступать молодым : раньше всех заканчивал привал, дольше всех  растягивал запасы еды и воды, избегал поучать молодежь и чаще всего занимался своими делами, греясь у костра. Своих дел накопилось много: необходимо было подлатать обувь, которая разлезлась от такой активной носки, подтянуть  лямку  вещмешка и коротко  записать в блокнот все то, что произошло с ними за сегодняшний день, подбивая тем самым  итоги. Возможно, в дальнейшем  этот грязноватый блокнот с  слипшимися кое-где страницами от сахара и песка, послужит ценным подтверждением  их успеха и восстановит всю целостную картину экспедиции. Зрение в последние годы стало подводить и оттого мистер Франкфорт не расставался со своими очками, которые постоянно носил в кармане джинсковой жилетки. Стекла очков редко когда были зеркально чистыми, оттого независимый консультант по египтологии, почетный гид Каирского музея и постоянный участник раскопок в Египте и Каире частенько, когда никто не смотрит,  дышал на стекла очков и протирал их рукавом, далекой от первой свежести, рубашки. Сейчас же он прошивал  подошву своих кроссовок , орудуя крепкой ниткой и цыганской иглой, раздумывая над очередной,  десятой по счету монографией, которую обязательно напишет по своему возвращению из этой экспедиции. Со своими коллегами  Джек общался мало, предпочитая  лишь вникать в суть обсуждения проблемы, все взвесить и подать на суд более-менее пристойный на его взгляд вариант  решения. В полемику он вступал редко, хотя, признаться, очень любил это дело. Повода хорошего не было. И бутылки столь горячо им любимого ямайского рома. Что, конечно же, существенно  снижало уровень удовольствия от всей экспедиции.
Кстати говоря, сегодня им нужно было решить как взобраться на ступени ведущие к входу в пирамиду. Задачка была не из легких, ибо сама по себе пирамида уже была памятником древности, а значит, что все внешние повреждения нужно  снизить до минимума. А им бы еще вслед за собой и технику перетащить... потому что толку от  группки людей - никакого - ни проб не взять, ни  внутрб  пирамиды проникнуть они не смогут.
Пару минут Джек не думал вообще не о чем - сидел, засмотревшись в одну точку и слушал как трещат дрова в косте, пока до него не донесся шелест  сухих листьев и веселые, незнакомые женские голоса...  с другой стороны лагеря. Джек встал, оправил  брюки, которые  успели немного расстянуться в коленях и направился на шум. - Мистер Хант, ваши манеры еще не отпинали вас ногами?  Сидеть в обществе леди... - Джек прокряхтел это  нарочито суровым тоном, едва заметно улыбаясь в практически полностью седую бороду. Он подслеповато щурился, так как глазам требовалось время, чтобы привыкнуть к темноте. Со стороны казалось, что будь у старика  трость, он бы непременно потыкал ею в коллегу, что помоложе. - ВЫ, наверняка устали? Можете пройти в дальнюю палатку и взять спальные мешки. Чуть позже кто-то принесет вам еду и чай. А утром выделим вам проводника до ближайшей деревни. - Франкфорт снял с двух палок, вкопанных в песок, тряпку, чем-то отдаленно напоминающую   древнюю шаль или саван и, бережно свернув, отнес вглубь ближайшей палатки. - Простите, но мы были бы признательны, если бы вы воздержались от фотографирования. Это частное исследование. Мне очень жаль. - он нависал над девушками, настойчиво тесня их к дальней палатке. Не хватало им тут еще актрис-журналисток. Обычная уловка находчивых медиа - в поисках сенсации могут  дойти до полнейшего абсурда.

+4

14

Она не знала, зачем вообще рванула в Египет: купила горящую путёвку, увидев надоедливый баннер на сайте какого-то общественного форума. Одно неосторожное движение мышкой, и переадресация выносит её на сайт туроператора, а еще через час, курьер привозит весь необходимый пакет документов, и оформляет всё на дому. Зачем, она не понимала до сих пор, стоя в холле отеля, и наблюдая за мельтешащими туда-сюда туристами.
Она любила Аластора. Любила всем сердцем, и поняла, что пора его отпустить, когда жена его позвонила ей тем утром, и дрожащим от слёз голосом, сказала, что Эрике стало хуже. Эрика была его... нет, их дочерью. Дочерью Аластора и его жены. Жены. Да, Каризма встречалась с женатым мужчиной. Более того - залетела от него (при этой мысли рука инстинктивно легла на плоский еще совсем живот) и намеревалась ребенка сохранить. Заранее обрекая кроху на жизнь бастарда, ведь из семьи Аластор не уйдет, да и полноценным отцом крохе не станет. Его дочь, Эрика, страдала от лейкемии, и позавчера ей стало хуже. А Аластор был так влюблен в Кэр, что забывал обо всем, и он бы бросил семью, узнав, что у него будет еще один ребенок. Кэр не могла так поступить. Кэр было жалко жену, Эрику, Аластора, себя и своего малыша. Она сбежала. Этот Египет подвернулся как-то очень вовремя; и даже странно, что ей дали отпуск на работе без вопросов: стилистика работы СМИ не подразумевает полноценных отпусков и систематизированного отдыха. Однако, два звонка - и она свободна как ветер, на неделю. Съездить к пирамидам, и задать вопрос молчаливому сфинксу, как быть дальше.....
Одевшись, как для сафари - высокие ботинки на шнуровке, шорты, рубашка, шейный платок и шляпа, Кэр спустилась, мы уже упоминали, в холл гостиницы, и наткнулась там на американских туристов, собиравшихся на экскурсию. Решив, что это именно то, что ей сейчас нужно, Моно уселась в транспорт, поделив пространство на сиденьи с блондинкой, экзотической внешности, трещавшей без умолку. Знала бы, чем выльется это "знакомство взглядами", подумала бы трижды, ехать ли, садиться ли рядом с гиперактивной туристкой... но... как итог, когда экскурсия превратилась в поход на двоих - Каризма пропустила. Вдруг накатила волна тошноты, она вышла на воздух, этот теплый, чересчур сухой, но, все-таки воздух. А тут уже гид им что-то втолковывает, указывая, куда идти, блондинка важно кивает, и разувается под бормотанье Каризмы, что её ноги спекутся быстрее, чем рождественское барбекю. Блондинка её не слушает, экскурсионная машина уезжает, и какое-то время Моно обреченна следовать за своей новой попутчицей, то позируя на фоне скал, то убеждая их позировать.... пока не слышит фразу Кажется, мы потерялись....: блондинка выглядит, как удивленный щенок, который стоит посреди своей лужи - оскорбленный и ошарашенный одновременно. Ноздри улавливают запах дыма - обоняние, даже при месячной беременности, меняется коренным образом - и Кэр толкает попутчицу в бок, указывая на лагерь впереди. Так же молча они ковыляют в ту сторону (сейчас Каризма почти уже не чует ног), оказываются в лагере ученых и... вот она, жажда сенсации. Каризма нутром чует, что эта экспедиция - нечто очень и очень важное. Мозг усиленно пытается вспомнить, взяла ли она ту сумку, в которой в потайном кармашке диктофон, и мини-видео-рекордер. Журналистка. Да. Не специльно, но здесь. И теперь - точно никуда не денется. Принимая из чьих-то рук эмалированную пиалу с травяным чаем, и виновато улыбаясь направо и налево, Кэр предпочитает пока молчать, отдавая пальму болтологии Дон, так кажется, зовут её попутчицу. До поры до времени лучше побыть ниже воды и тише травы.

+3

15

Купер смочил платок, протер лоб и озадаченно посмотрел на плескавшиеся на дне бутылки остатки воды. Жара стояла невыносимая. Мужчина с грустью подумал о том, что еще меньше месяца назад у него был собственный офис с работающим кондиционером: Хамфри постарался после победы над крупным делом. Это было хорошее начало, с такими лихими темпами через пару лет он мог стать младшим партнером, а в двадцать пять такими достижениями мог похвастаться не каждый. Не сложилось. Была ли тому виной лишняя самоуверенность, либо ему просто не повезло, так или иначе, Стэнли спустил в унитаз все свои перспективы и карьерный рост. Он бы мог пойти в другую юридическую фирму, конечно на хорошие рекомендации от "Akin Gump Strauss Hauer & Feld LLP" рассчитывать не приходилось, но у компании было множество конкурентов, которые не отказались бы воспользоваться его способностями. Но Купер не пошел ни в одну из них. Он тешил себя мыслями, что ему не хочется начинать сначала, что это пустая трата времени, но на самом деле он был уверен, что не сработается ни с кем так, как с Хамфри. Бывший босс оставался одним из лучших юристов на Манхеттене, и Купер не хотел работать ни на кого другого.
Он предпочел исчезнуть. Оставить деньги за квартиру, оплатить содержание бабушки в клинике и наведаться в ближайшую турфирму. Купер подумывал о Европе, с её узкими улочками и приятным ароматом выпечки, доносящимся из окон кафе, но потом его взгляд наткнулся на путеводитель по Египту, и решение пришло само собой. В детстве он с особым увлечением читал мифы о Анубисе и Осирисе, не говоря уже о том, что кассеты с фильмами про "Мумию" и "Индиану Джонса" были затерты им до дыр. Одним словом, он загорелся этим путешествием.
Но его наивные мальчишеские представления вскоре разбились о суровую реальность. Променять современный Нью-Йорк с его небоскребами на центр древней цивилизации казалось потрясающей идеей, но Купер совершенно не учел, что никакими опасными приключениями тут теперь и не пахнет, и в наши дни это обычный туристический рай с симпатичными достопримечательностями и местными торговцами, которые стремились стрясти с тебя все сбережения и облапошить на каждом углу. Не будь сам Купер тем еще хитрецом, давно остался бы без штанов.
В первые же сутки разочаровавшись в групповых экскурсиях, бывший юрист, поторговавшись, арендовал машину и, вооружившись тем самым путеводителем, что привел его сюда, стал исследовать местные богатства самостоятельно. Нельзя сказать, что это помогло ему увидеть больше, чем его группа, но, по крайней мере, он избавился от необходимости ждать на пекле запоздавших туристок, фотографировавшихся у каждого столба с таким энтузиазмом, будто от столь подробного фотоотчета зависело, не скормят ли их местным крокодилам на ужин.
Перебранка компании американцев с местными привлекла его внимание, когда он вышел за водой. Он моментально забыл, куда собирался, и схватился за путеводитель, но, как он и ожидал, про таинственную пирамиду, о которой шёл разговор, там не было ни слова. У Купера загорелись глаза. Путешествие наконец обещало стать интересным. Мужчина уже собрался сесть на уши гиду, но предприимчивая блондинка его опередила, взвалив этот труд на себя, поэтому Куперу осталось лишь последовать за их транспортом, пока его двигатель с глухим хлопком не заглох едва ли не посреди пути. Проклиная идиота, требовавшего за эту рухлядь пятьдесят баксов, Стэнли возился с мотором, и к тому моменту, как он вновь сел за руль, машина с туристами уже ехала ему навстречу. Почти час ушёл на разговор с гидом-египтянином, и только после того как Куперу пришлось назваться назваться супругом сумасшедшей блондинки и с самым обеспокоенным видом убеждать, что "она у меня такая любительница приключений, нужно её найти, пока с ней что-нибудь не случилось", гид наконец махнул рукой и объяснил, куда нужно двигаться, категорично отрезав, что провожать его не станет ни за какие деньги.
Машину через некоторое время пришлось бросить и двигаться пешим ходом, впрочем за сохранность транспортного средства Купер переживал в последнюю очередь. Он был уверен, что далеко на этом чуде техники всё равно никто не уедет, да и его голова сейчас была забита совершенно другими мыслями. Новоиспеченный искатель приключений взял с собой бутылку воды и фонарик, и последний пришелся очень кстати, потому что солнце уже заходила, а значит вскоре предстояло продолжать поиски в темноте.
Может бойскаутом Стэнли и не был, но соревнования по ориентированию в свое время не провалил, поэтому даже не успел отчаяться перед тем, как обнаружил тот самый проход, а затем и сам лагерь "участников экспедиции", как он успел услышать. Фонарик заморгал и погас, несмотря на бесплодные попытки Купера постучать по нему. Избавившись от бесполезного предмета, Купер расстегнул пуговицы на рубашке, взлохматил волосы и с удовлетворением убедился, что дорогие часы и мобильник остались в номере отеля. Рассудив, что если американцы действительно снарядили сюда экспедицию, то другим охотникам за загадками они явно не обрадуются, поэтому он решил разыграть недалекого богатенького туриста, которого ограбили египтяне и оставили в пустыне. - Слава Богу, я вас нашел! - взмахнул он руками, направляясь к костру и делая вид, что пытается отдышаться. - Вы говорите по-английски? - жестикулируя поинтересовался Купер, переводя взгляд с одного незнакомца на другого.

Отредактировано Cooper Stanley (2012-04-06 09:18:16)

+4

16

Знаете, что бывает, когда человечество переоценивает себя? Нет, мои милые клочки мяса, далеко не цунами от глобального потепления и не миграция желтоперых чаек от нехватки рыбы из-за нефтяных пятен. Такие ошибки обходятся дорого, чаще всего, сами самоуверенные человечишки прощаются с жизнью. В муках и страданиях, но обо всем по порядку, ведь вам предстоит знакомство с крайне занимательным представителем местной фауны, вперемешку с флорой, потому как, вероятно, тело этого мохнатика изнутри уже обросло мхом. Внутренностей там точно нет. Заинтересовались? Тогда садитесь и слушайте внимательно.
Когда-то, много-много веков назад, жил был Кот. Кот, который не любил людей. Не смотря на то, что кошки в Египте испокон веков считались священными, этот экземпляр умудрялся ненавидеть тех, кто исполнял любой его каприз и приносил молоко на блюдце с золотой каемкой. Когда в один из обычных дней, Кот вышел погулять, то случилась неприятность – за ним погнались собаки. К сожалению, будучи даже вселенски важным созданием, кошки оставались легкой добычей для четырехлапых соседей, которые только и искали повода подрать очередной зазнавшийся комок шерсти. Спасла Кота от неминуемой гибели Королева, имя которой было неизвестно животному, потому как ранее носа дальше своего двора он не высовывал. Высокая, красивая дева подхватила животное на руки и, стрельнув взглядом в сторону псины строго скомандовала «Пошли вон!». На что никчемным созданиями, преданным человеческим пешкам, не оставалось ничего, кроме как, скуля и сутулясь, свалить подальше. Королева взяла Кота к себе во дворец, хотя ему и не очень хотелось опять жить в обществе людей. Очутившись на мягких подушках у ног властительницы, Кот быстро понял, что этот человек явно отличается от прочих, что топчут землю. Ее и человеком было тяжело назвать. Королева была магичкой. Многие ее уважали, еще большие боялись, потому как жестокости ее не было предела. К слугам строга, к советникам равнодушна, к семье…  А семья ее погибла в море, хотя некоторые поговаривали, что сама Неназываемая  приложила к этому свою колдовскую руку. Те, кто работали в замке, никогда не покидали его пределов. На рынок же ходили лишь доверенные лица. Кровь в ее дворце текла рекой, юные девы приносились в жертвы темным богам, а младенцы придворных служанок отправлялись на алтарь почти сразу после извлечения из чрева матери. Но Королева была мудрой женщиной – она колдовала и стирала многое из воспоминаний людей, оберегая свою власть и положение. А вот о памяти Кота чаровница не волновалась, животные ведь все равно не умеют говорить. Но всему когда-то приходит конец.
В рассвете своей славы, Королева потерпела поражение в сражении со слугами. Один из юношей, потеряв страх и всякий инстинкт самосохранения, сбежал из замка и поднял шумиху, рассказывая направо и налево о проделках Великой и о жестокости ее по отношению к народу. Со временем, смута начала нарастать и Царица, желая держать подданных в ежовых рукавицах, начала жестоко казнить смутьянов. Сила и страх – страшная смесь. Люди дрожали при мысли о бунте, но их пылающие сердца не были готовы терпеть подобное отношение к себе и, под предводительством группы решительных молодых человек, горожане собрались и подговорили одного из придворных способствовать их коварному плану. Правительница славилась своим умом и находчивостью. Прознав о предательстве, она собрала приверженцев своего культа и приказала им построить для нее гробницу в глубине пещеры, о которой ходили странные слухи. Никто из местных не решался туда ходить, потому, как места те были коварны – частые обвалы и тайные провалы – серьезная опасность для обывателя.
Кот грустил при мысли, что ему придется расстаться с любимой хозяйкой, с такой несравненной и непостижимо прекрасной. Женщина, уловив мысли животного, взяла его на руки, поглаживая по черной шерсти.
- Ты будешь моим хранителем, мой единственный друг. Будешь хранить мою душу – она шептала ему на ухо, с ее дыханием внутрь Кота проникала сила и он ощутил, что мысли его принимают человеческих характер. – Теперь ты полон сюрпризов, Кот – она трепала его ухо – Теперь у тебя есть сила над ними.
Сначала Кот не понял, что именно имела в виду Царица, но со временем он заметил, что надобность в еде и воде пропала, как и прочие жизненные слабости. Сломанные кости моментально срастались, шесть не сваливалась и всегда блистала, а сон стал вовсе не нужен. Кот мог дремать по настроению – когда его мучило безделье, а мог и не спать сутками, если под лапу подворачивалось какое развлечение. Его мысли стали иметь силу. Если человек смотрел в глаза животному, то оно могло заложить мысли в голову никчемному существу на двух ногах. Кота пьянила власть, он ходил по улицам и заставлял людей убивать друг друга, но, получив наказ от Госпожи вести себя скромнее, стал ограничиваться случаями, чтобы смерть была похожа на естественную. Так он убивал некоторых заговорщиков в замке, если слышал шушуканья по коридорам. Но свою Царицу он все равно не уберег. Во время покушения, Неназываемую серьезно ранили и она, инсценировав смерть, сбежала в свою усыпальницу, где погрузилась в сон, восстанавливая силы. Себя охранять, она завещала Коту, который по сей день, мирно спит на саркофаге своей возлюбленной.
Но стоит человеку переступить допустимый порог, как он раскрывает глаза и выходит на охоту. Заманивает людей в непроходимые лабиринты и на опасные склоны, где способен выжить лишь искусный скалолаз. В узкие проходы, где таятся ядовитые змеи и непознанные тайны. Среди скалистых навесов на потолках, витает аромат сирени и крыжовника, именно эти духи предпочитала Неназываемая, лишь временами этот тонкий наполняет тяжелые металлический привкус крови, который прилипает к легким.
И сейчас. Люди вторглись в усыпальницу Великой, а значит, Коту пора выходить на охоту. Потянувшись, переминаясь с лапы на лапу, он почтенно поклонился хозяйке и, попросив сил и поддержки у ее духа, что вечно витает в стенах пещеры, отправился в ту сторону, откуда тянуло запахом живого человека. Его задача – попробовать увести людей. Если же не получится, то придется прибегать к крайним мерам. Правда сил его пока недостаточно, чтобы оказывать сильное внушение – долгий сон оставляет свои следы, но животное не оставляет мысли, что и в этот раз, как и в сотни других, он отведет человечину на смерть.

+4

17

И так, граждане-товарищи, вот очередность постов. Прошу ее соблюдать, и не отлынивать) То, что это альтернативный квест, еще не значит, что можно затягивать.
Julia Thompson
Dawn Rorschach-Random
Morgan Hunt
Mr.Cat
Charisma Mono
Cooper Stanley
GHOST
Blue Beckett
Eliot Spencer

+2

18

Ночной разговор у костра медленно сошел на нет, затухая сам собой, словно угольки, тихонько тлеющие, пока окончательно не превратятся в пепел, в золу. Прохладная ночь пустыни накрыла лагерь покрывалом тишины, позволяя шутнику Морфею забрать в свои объятия такую разношерстную компанию. Но не всем спалось в тиши и покое палаток, нарушаемом лишь далеким стрекотом сверчков и едва слышным шепотом ветра... Джулия, поворочавшись с боку на бок, решила немного пройтись в надежде, что это поможет ей нагулять сон... Дон, совершенно не привыкшая к походным условиям, спальным мешкам и ночевкам едва ли не на голой земле, тоже страдала от бессонницы и отвратительного настроения...
Обе девушки, пусть и по разным причинам, но встретились у костра, почти погасшего к этому времени. И наткнулись там на мистера Ханта, погруженного в изучение дневника профессора Картера. Молодой человек сосредоточенно что-то записывал, подсвечивая себе фонариком. Решив ему не мешать, девушки не сговариваясь отправились на небольшое исследование территории. Точнее, отправилась мисс Томпсон, а блондинка просто увязалась за ней. И буквально в нескольких метрах от места, где расположилась экспедиция, девушки обнаружили тропинку. Было решено позвать Моргана, как единственного не спящего мужчину в лагере, и отправиться на разведку, в надежде, что они найдут ход к гробнице, который не был упомянут в дневнике. И это значительно облегчит дальнейшее продвижение...

Утро следующего дня
Три оставшихся в лагере человека обнаружили пропажу только ближе к десяти часам утра. Поиски результатов не дали, но даже это не насторожило единственного оставшегося представителя ученой братии. Он был полон решимости все же проникнуть в гробницу. Charisma Mono и Cooper Stanley, попытавшиеся выбраться из долины, и вернуться в лоно цивилизации, получили неприятный сюрприз в лице отсутствия того самого прохода, через который все попали сюда ранее. Назревал нешуточный скандал, но умудренный опытом профессор смог убедить всех начать поиски другого выхода, и вооружившись всем необходимым, компания направилась по той же тропинке, по которой ночью ушли пропавшие.

Тем временем в глубине гробницы Eliot Spencer решил, что он все же достаточно джентльмен, и не в его правилах бросать на произвол судьбы красивую девушку, и направился следом за Blue Beckett, ведомый лишь ему известными причинами. Ну и не теряющий надежду на то, что мисс Египтолог точно знает, куда идет, и что здесь, как и в любой гробнице, непременно будет чем поживиться...

0

19

Люди – жалкие существа на двух ногах, возомнившие себя царями природы. Их тщедушные тельца не способны выдержать и части того кошмара, который приготовил для них Хранитель Гробницы. Люди еще сто раз пожалеют, что вообще осмелились помыслить о входе в усыпальницу Великой. Как только ночь спустилась на лагерь пришельцев, Кот выбрался из гробницы через узкий лаз, который природа словно специально для него создала. Сидя в кустах, пушистый внимательно наблюдал за тем, как некоторые из людей не могли уснуть, две девушки и мужчина. Один был увлечен книгой, две другие бесцельно бродили по лагерю, пиная камни под ногами. Зеленые глаза животного сощурились, он не мог позволить себе упустить такой шанс. Шанс убрать эту кучку людей с верной тропы, ни к чему Госпоже лишние гости. Конечно, в стенах гробницы силы Кота были куда сильнее, но и тут покровительство Неназываемой не покидало его.
Тропа, на которую вышли девушки, появилась магическим образом, словно из ниоткуда. Как они могли не замечать ее все это время? Просто Коту были на руку эти любопытные взгляды, которые они сейчас кидали на, казалось бы, такую очевидную дорогу внутрь гробницы. Проникая в головы людей, Кот сосредоточился и подогрел интерес, вкладывая в голову мысли о первооткрытие, слава, деньгах и древних загадках. В их очаровательных головках электрические импульсы метались внутри черепной коробки, будоража мозг яркими образами и несметными богатствами. Но не обошлось там и без страха, который есть в любом человеке. Кто-то однажды сказал, что психика человека без страха была бы ущербной. Этим двум особам, на тот момент, было уже все равно. Никакая психика – здоровая или ущербная – не принесла бы им спасения, но страх есть страх, он тормозит весь процесс. Но, благо, в лагере скучало еще одно человеческое отродье противоположного пола, которое идеально подходило для успокоения девичьей души и дальнейшего выполнения коварного плана. Когда трое собрались вместе и двинулись по тропе, Кот неотрывно следил за ними, сверля зелеными глазами спины людей. Он ведь вел их на верную смерть. Ну, а чем еще могла закончиться эта замечательная сказка для детей. Когда они достигли места, где тропа уходила горы, девушка насторожилвсь, началв говорить что-то о том, что гробница ведь должна быть под землей, а не в горах, на что ей уверенно заявили, что никто и ничего толком не знает, надо продолжать путь, тем более, что подъем легкий. Что тогда думать. Они шли и не чувствовали усталости, не чувствовали тревоги и боли в груди, которая нарастала. Когда они достигли пещеры, радости их не было предела. Одна девушка воодушевленно верещала о том, что это вход, вторая наотрез отказалась идти дальше, а мужчина. Ну, Кот давно понял, что самцы этого вида любят самоутверждаться. Достав из кармана мобильный телефон, он осветил пещеру – пол был гладкий, споткнуться было негде, да и он не собирался идти далеко. Просто надо убедиться, что это ход, а то, если завтра привести сюда экспедицию и впустую потратить день – ничего хорошего с этого не выйдет. Позор, насмешки. Вкладывая все это в одурманенную голову мужчины, Кот рисовал картины со смеющимися лицами вокруг и будоражил самолюбие. Одна из девушек осталась сидеть и ждать их на входе, вторая двинулась вглубь в сопровождение сильной половины человечества. Кот не мог разорваться, поэтому решил сначала решить судьбой той, что осталась в одиночку. Притаившись за камнем, он внимательно уставился на нее, проникая в сознание слабой особы. Он вытягивал из нее силы, позволяя усталости заполнять тело, она зевала, и мозг заволакивало. Она закрывала глаза и тут же их открывала, не давая себе спать. Из дремных мыслей ее выдернул рык дикого животного. Он был похож на эхо, словно животное далеко. Девушка встрепенулась, озабоченно оглядываясь по сторонам. Следующий рык раздался куда ближе и, пробравшись в сознание, уже принялся рисовать пугающие картины. Где-то мелькнула тень, она подскочила на ноги, страх сковывал тело, ноги тяжелели, а ведь надо бежать! Спасаться! Ее мозг кричал, она слышала, но стояла как вкопанная, пытаясь хоть рукой двинуть. Паника нарастала, казалось, вот-вот она расплачется. Когда лев огромных размеров выглянул из-за выступа, девушка пронзительно закричала, но звук возник лишь в ее голове, Кот лишил особу голоса, и, рванулась еще раз, в этот замечательный момент, тело послушалось, но лишь от части – споткнувшись, она упала, рассадив колено. Спешно поднимаясь, девушка ощущала, как бешено бьется в груди сердце, готовясь прорвать грудную клетку и бежать прочь от хищника своим ходом, бросив хозяйку на съедение. Острые камни оцарапали руки, болезненно впивались в ног, пока жертва поднималась и бежала вперед не оглядываясь. А Кот двигался следом, неторопливо. Он наблюдал за этим цирком, он смеялся и радовался. Это такая забава. Лев зарычал совсем близко, казалось, она даже ощутила челюсти, которые почти поймали ее ногу. В тот момент она решила срезать дорогу по тропе через кусты. Так ведь быстрее, правда? Так больше шансов спасти свою никчемную жизнь. Правда, деточка? Но за кустами был обрыв, который, словно большая львиная пасть, принял в себя девушку. Она только и успела вскрикнуть, когда тело приземлилось на камни и покатилось вниз по крутому склону. Она пыталась цепляться, но все тщетно. Нога, встретившись с валуном, предательски хрустнула, выпуская наружу кость и фонтан крови. В очередной раз болезненно взвыв, она почти потеряла сознание от болевого шока но тут, о чудо. Она зацепилась рукой за сухое дерево, которое, словно так и задумано, свисало. Девушка знала, что долго не протянет, она принялась звать на помощь, но друзья не слышали ее, а сильная кровопотеря и ноющая нога,  и вовсе отбивали всякие надежды на выживание. Но тут, о чудо, на ветке появился Кот, Милый черный комочек, который невесть откуда взялся. Животное посмотрело на человека с интересом, мяукнуло, чуть наклонив голову. Она что-то лепетала, что-то доброе, просила как-то помочь. Пушистый неторопливо прошелся по ветке и, посмотрев девушке в глаза, выпустил когти прямо ей в руку, после чего полоснул, так глубоко, словно был это не кот, а что-то более массивное. Его удар сопровождался львиным рыком.
«Умри, тварь» - последнее, что ощутила девушка в своей голове, в тот самый миг, когда пальцы разжались, и тело покатилось дальше по склону. На следующем же валуне она свернула шею.
Тут его работа была закончена, Кот, довольный собой донельзя поторопился в пещеру, где его ждали еще двое, которые бродили по лабиринту. Если смотреть на вещи трезво, то они так и так бы потерялись в пещере и погибли, но оставлять такое на самотек – ни в коем случае. Пробираясь вглубь, животное ступало совершенно неслышно, подушечки лап глушили вся звуки, на пару с отсутствием какого-либо веса. Достаточно быстро достигнув горе-туристов, Кот слушал, как у девушки нарастает паника, а мужчина продолжает сохранять самоуверенность. Вопреки надеждам животного, люди заползли не так далеко, они исследовали всего лишь второй закоулок, а все интересности начинались значительно дальше. Внимательно наблюдая за людьми, Кот сверлил их затылки взглядом, проникал в сознание и убивал бдительность на пару с осторожностью. Правда, вот человеческие инстинкты все равно не покалечишь. От них никуда не денешься. Подкараулив момент, он опустился всеми четырьмя лапами на землю, нарочно шурша камушками, привлекая к себе внимания. Когда на него был направлен свет от телефона, животное мяукнуло жалобно, словно испугавшись, и рвануло с места в один из проходов. Девушка тут же последовала за ним, приговаривая «стой, кис-кис» и прочие банальности, животное же лишь еще громче мякало и заводило человеческих отродий в более путаные коридоры. Мужчина следовал за спутницей, в попытке остановить ее или ухватить за локоть. Стены пещеры сжимались, проходы становились все уже и уже, от чего мужчина уже с трудом протискивался, а вот юная особа была достаточно ловка. Подобрав момент, когда Кот останется наедине с преследовательницей, он остановился и с интересом посмотрел на жертву, которая уже тянула к нему руки, приговаривая нежности. Для нее, в ее глазах, это животное блистало необыкновенной красотой. Белоснежно белый кот с черным носом и такими же «ботиночками» - она всегда о таком мечтала, поэтому и сорвалась с месте, а Кот бишь пользовался ее фантазиями, чтобы подвести к гибели. На полотке громоздились каменные глыбы, которые провисели тут ни один век, но ведь всему когда-то приходит конец. Животное топнуло лапой и ход, через который они попали в этот зал, завалило камнем, девушка принялась опасливо озираться, уговаривать котика спрятаться. Следующий «топ» лапкой и вокруг задрожали стены, с потолка посыпались мелкие камни, а животное теряло свой призрачный облик, принимая истинный черный цвет и глаза, горящие зеленым пламенем, вселяя ужас. Стоило животному последний раз опустить лапу на землю, как с потолка полетел валун, но девушка, успев отпрыгнуть в сторону, осталась жива. С ужасом смотря на животное, она не обратила внимания на то, что оказалась под каменной «сосулькой», которая поспешило опустить ей на голову. Острие вошло в девичье тело в районе шеи, но не пронзило, а просто превратило туловище в груду костей и кожи, которые теперь валялись в куче окровавленного тряпья. Кот, вышедший в очередной раз победителем, подпрыгнул на месте и очередным толчком разблокировал выход, дабы пробраться к своей последней жертве. Мужчина светил фонариком в проход, в надеже увидеть подругу и животное решило воспользоваться этой слабостью. Находясь достаточно близко от цели, он вложил в голову человеку образ умершей, и, когда мистический убийца, начал продвигаться к последнему выжившему по узкому коридору, человеческий мозг рисовал ему подругу. И та, выбравшись из прохода, медленно двигалась в его направлении, плавной кошачьей поступью, в которой было что-то совсем нечеловеческое. Ее лицо начало меняться, вытягиваться, покрываться шерстью и, при следующем «хлоп» глазами, зрачки ее стали вертикальными, а глаза зелеными и блестящими, словно светящимися в темноте. Руки так же обратились в лапы, а человек, испытывая сковывающий ужас, так и стоял, дрожащими руками освещая черную смерть, двигающуюся на него. Призвав к великой Царицы, животное вобрало в себя силу и, приняв окончательный облик пантеры, накинулось на человека, вырывая с его шеи кусок мяса, орошая землю очередной жертвой и подпитывая Неназываемую. Кот старался держать мужчину в сознании, пока отдирал с костей куски мяса. Жилы и сухожилия трещали, разносясь по пещере эхом, а человеческие крики не выходили из глотки – замирали на полпути, словно голосовые связки были порваны, лишь хрипы, ничего более. И ужас в глазах, ощущение приближающейся смерти. Раздался хруст костей – Кот обгладывал человеческие кости. Довольное домашнее животное – залог счастья в доме. Не находите?
Кот, обращаясь обратно в себя, уселся в луже кожи и прочих останков, облизываясь и умывая мордочку, конечно, вся эта дрянь запросто бы сама сползла со шкуры, но это осталось привычкой, даже спустя множество столетий. И этот процесс успокаивал. Подобная тяжелая работа вымотала животное, он потратил очень много сил, а заодно и позаимствовал часть у Царицы. Потому, не имея более сил трудиться, он забрался на один из камней и свернулся калачиком, в ожидании следующего сигнала от Великой, что пора на охоту. А пока, у него была пара часов восстановить силы. Неназываемая благодарна за прекрасные жертвы и щедро наградит своего любимца.

Отредактировано Mr.Cat (2012-04-24 02:00:40)

+5

20

Спалось очень плохо. Жарко, душно, неудобно. Как люди живут без душа перед сном? Да еще и Дон добавила дегтя: ночью, когда Каризма проснулась - приятельницы в лагере она не обнаружила. Будить всех и наводить панику - очень не хотелось, еще решат, что она такая же истеричная, пусть и не блондинка. Моно тщетно попыталась уснуть снова, и утро встретила красноглазой, испуганной и слегка раздраженной. Кто-то из экспедиции успокаивал её, что, кроме Дон, в лагере нет Джулии и Моргана, а значит - нет другого объяснения, кроме как то, что ученые отправились по тропе, а любопытная блонда увязалась с ними.
Кэр сбилась в крепкий тандем с парнем, что пришёл последним; он еще упорно был уверен в том, что большинство здесь - туземцы, а значит - не говорят по английски. Пол-вечера пытался уловить у каждого акцент, устал, ей-богу.
Так вот - именно с Купером Кэр и отправилась на поиски обратного пути отсюда, ибо уровень бешенства в крови зашкаливал. Дон смотала куда-то, но именно сейчас наша героиня поняла, что никакой журналистский триумф не стоит того, чтобы медленно превращаться в бифштекс, в кляре из песка, под палящим солнцем. Она хочет обратно, в свой all inclusive, пить коктейли из кокосового ореха, нежиться в шезлонге и отдыхать, а не сидеть среди умалишенных. Нет, про такое пускай discovery рассказывает. Поездка сюда была ошибкой. Она очень мило улыбалась, кокетничала с Купером, чуть ли не обещала ему пресловутый all inclusive, лишь бы он с ней отправился, и, наконец, велиречивый рыцарь не устоял.

Куперу снился бекон. Милый, шкварчащий на сковороде, он звал и манил, как антрекот - льва Алекса, в мультике про Мадагаскар. К бекону присоединились яйца, те вообще бессовестно подмигивали и что-то пели. Большая кружка кофе, ложечка коньяка, для ясности мысли, и зелень поверх яичницы. Бутерброды с джемом, апельсиновый сок - они кружились вокруг Стэнли, вызывая желудочную истерику, и не давая проснуться. Конечно, ведь вечером он толком и не поужинал, и многострадальный  желудок понимал, что и завтрака, в условиях стихийного похода - не предвидится. Поэтому проснулся Купер на грани истерики. Насупленный, озлобленный, смурной, он был сейчас худшим хомо сапиенсом на земле, и не представлял ценности для экспедиции. Видимо, поэтому и согласился на уговоры Каризмы, собираясь в обратную дорогу, к манившему и певшему ему, иллюзорно, завтраку.

Они шли очень долго. И даже уговоры Купера. что "вот эта дюна подозрительно похожа на предыдущую, мы ходим по кругу, нет?", не могли остановить Каризму, когда она настроилась на то, что покидает эти барханы, ради прелестей жизни в отпуске. Полчаса скитаний, и озлобленные туристы вернулись в лагерь экспедиции, подытожив: они не могут найти дорогу. Прохода как ни бывало. И эта чертовщина продолжала бесить Каризму. А взбесившаяся Каризма - это плохо. Вкупе с голодным Купером это... катастрофа.
Если мне немедленно не объяснят. что здесь происходит, вас ожидает кошмар, как только мы отсюда выберемся, я вам гарантирую! с характерной негритянской мимикой и жестикуляцией, повторяла, как заведенная, Моно, оглядывая горе-ученых. - Гм... а может... они... съели Дон? робко подал голос Купер? Кажется, у бедняги начались голодные галлюцинации.....

+3


Вы здесь » Архивный форум. http://boston.rolebb.com/ - вам сюда » - архив флешбэков » Мумия: Загадка последнего пристанища


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC