Архивный форум. http://boston.rolebb.com/ - вам сюда

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Архивный форум. http://boston.rolebb.com/ - вам сюда » - архив флешбэков » 13 мая; клуб "serious?"; II этаж, закрытый доступ


13 мая; клуб "serious?"; II этаж, закрытый доступ

Сообщений 41 страница 60 из 68

41

Victor Palmer
Всем известен самый пик наслаждения, когда возбуждение граничит со взрывом эмоций, когда ты чувствуешь себя развращенней и распущенней, чем обычно, когда всё твое естество требует еще большего. чем ты получаешь в данный момент.
Мулатка изгибалась, раскрывалась навстречу Вику, чувствуя и едва не кончая только от его уровня возбуждения, от этого нахального напора, от немного болезненных фрикций. Её давно не брали так - нагло, не по-хозяйски, а украдкой, но при этом - с полным правом пользования. Расставив ножки пошире, и продолжая ласкать себя, попутно пытаясь удержаться у стены, что очень сложно, когда мышцы на ногах отказываются тебе подчиняться - Кэр всё больше отзывалась на каждое движение парня, бессовестно крутя попкой. Вот тааак... Отлично... чертовски хорошшш.... вязкие, тянущие мысли, вспыхивали в мозгу украдкой, и на язычке крутились какие-то похабности - но всё сейчас было лишним. На горизонте забрезжил оргазм, и Кэр сосредоточилась на том, чтобы немного отсрочить его - нет ничего слаще, чем кончать одновременно с мужчиной. Когда твой механизм удовлетворения запущен в тот момент, когда его ствол начинает пульсировать на пределе, в твоем лоне, и с первым сгустком спермы тебя начинает накрывать волной оргазма.
Кэр балдела от его рук на своих бедрах - девушки, хотите почувствовать себя на седьмом небе, желанной, но, в то же время - подчиненной - делайте так, как наша героиня. Когда парень пальцами впивается в твою нежную кожу, тянет на себя. награждает шлепками - взбудоражится любая блядская натура. А то, что такие шлюшки сидят в каждой второй монашке - уже доказано, и не надо кривить мордашки.
Утробный рык в ответ на очередной её стон - Риз улыбается и облизывает пересохшие губы. Сдерживаться невыносимо тяжело - она уже убрала пальчики с клитора. иначе никакого тебе самоконтроля, и лишь немного лениво воздала должное своей груди, прикасаясь к обделённым сосочкам.
Чувсвтует, что он готов - этот шаг назад, и скольжение члена наружу, прочь из влагалища - и хочется даже обиженно заныть - но она лишь пошатывается, пытаясь удержаться на ногах. А затем такой порыв, и как сигнал старта - звонкий шлепок по бедру, заставляющий девушку вздрогнуть и зашипеть что-то невразумительное, в предвкушении. Темп на пределе, он буквально нанизывает её на себя, и Кэр приподнимает корпус, выгибаясь настолько, что парню станет неудобно двигаться - она встаёт почти вплотную к нему - и они на пике всмместе - судороги бегают по телу, исследуя самые слабые мышцы и прочверяя нервные кончания на прочность. Горячая сперма заполняет её всю, член еще пульсирует толчками внутри, Кэр закидывает голову то ли на плечо, то ли на грудь парню. дышит тяжело, и обвивает рукой его шею: Ты шикарен, милый... ммм... Дышать едва получается, тело бьет мелкая дрожь, но она довольна...

+2

42

Ни прелюдий, ни нот романтики, лишь животное желание, овладеть здесь и сейчас. Заклеймить, присвоить, утвердить свои права на эту женщину. Взять её подобно дикому зверю, которому чужды человеческие эмоции. Почувствовать какая она горячая внутри, как будет сжиматься вокруг его члена и сладко стонать, а он намерен довести её до судорожного оргазма, дабы эти стоны срывались на крик. Уровень возбуждения сейчас просто зашкаливал, уже не позволяя мыслить здраво. Эта комната словно заполнилась дурманящим газом, когда человек уже совершенно не соображает, и не отдаёт отчёт своим действиям, всецело отдаваясь, на время одержавшему власть над разумом, желанию.
Расплываясь в хищной улыбке, обнажая клыки, он нетерпеливо провёл кончиков языка по губам, и стиснув зубы, издал нечто на подобии львиного рыка, когда её пальчики, сомкнулись на его члене. В голове тут же мелькнула мысль, что он не отказался бы почувствовать там помимо руки, ещё и жаркий ротик Леди, а в том, что девушка наверняка умеет делать отличный минет, он почему то был уверен.
- Как пожелаешь, - хрипло прорычав сквозь зубы, он откинул голову на спинку дивана, впиваясь пальцами в бёдра рыжей. Ему определённо нравилась та уверенность, с которой она действовала, это разжигало в нём ещё большее пламя, окончательно пробуждая дракона внутри от затянувшейся спячки. Ему хотелось сейчас не просто банального секса, где оба достигнут своего пика наслаждения и на этом всё кончится. Элиот намеревался запечатлеть в памяти таинственной Леди, этот момент, проведённый с ним, надолго. И дав девушке немного привыкнуть к своим габаритам, Спенсер резко подался вперёд, углубляясь, и получая просто не поддающееся описанию наслаждение, чувствуя, как туго входит в неё член. Дразнящее движение, касание подушечкой большого пальца её клитора, что бы заставить выгнуться на встречу. Приглушённое рычание, мешаясь с тяжёлым дыханием, он кладёт ладонь на бедро девушки, чуть приподнимая её и отработанным неоднократно приёмом, опрокидывает на спину, ловя момент и погружаясь в её лоно до конца. Упираясь ладонями по обе стороны от головы Леди, он тут же начал двигаться, с каждым разом всё ускоряясь, чувствуя как стенки её влагалища становятся свободнее, позволяя ему задавать темп по желанию.
Крышесносный коктейль из гуляющего с кровью алкоголя, запаха её смазки между ног, дикой пульсации в стволе, и этих вырывающихся раз за разом, сладких стонов из её груди…
Резко остановившись, что стоило ему не малых усилий, Спенсер чуть подался назад, полностью покидая лоно девушки. Зверь внутри жалобно заныл. Дразняще проведя головкой члена у влагалища, мужчина замер буквально на доли секунды, а затем резко вошёл в девушку до конца, вбиваясь в податливое тело, грубыми, жёсткими толчками, издавая на каждом выдохе, подобие утробного рыка. Вряд ли бы Элиот позволил себе такое обращение с Паркер, но сейчас он был пьян, и плевать хотел на то, что быть может его партнёрше не совсем приятно, и даже больно. На провокации мужчина реагировал как бык на красную тряпку, отвечая весьма агрессивно.
Перестав получать должное удовольствие от этого звериного траха, Спенсер снова остановился, покидая лоно девушки, и переворачивая её на живот, подтягивая под себя, что бы войти сзади. Заставив её чуть прогнуть спину, мужчина легонько шлёпнул девушку по ягодице, прежде чем резко войти на всю длину, получая просто неистовое удовольствие от этого отчаянного полукрика полустона, что едва слышным эхом, пронёсся по комнате.

+3

43

Финал, но не конец, Палмер конечно выложился почти по полной программе, совсем забывая, что возможно впереди будет  бой и о  том,  что силы  ему пригодятся, но и не  стоит забывать, что после  секса  мужчины способны на  безумные  поступки и подвиги.
Внутри все просто кипит, выпуская пар вместе с горячей  волной, не  отступая от девушки, сжимая в  руках ее тело, перебираясь  руками с бедер  на  ее живот, пока она выпрямляется  и жмется к  его торсу спиной, к паху  горячей  попкой, приходится вжаться сильнее, чтобы не выскользнуть раньше времени  из лона, которое так  стискивает его член, выжимая его собой, вызывая в нем ощущения удовлетворенности, вызывая полет фантазии. Губы касаются  кожи в районе шеи, ее руки  обвивают  его шею приятными прикосновениями, Виктор придерживает фигуру  девушки,  поднимаясь  руками по  ее животу  верх, под тонкую путину  платья  к груди, накрывая торчащие  соски ладонями, стискивая  ими  грудь, сминая ее под ритм бьющего сердца,  которое не находит себе  места в  груди, член все еще задает настрой, купаясь в смешанных соках, перемешанных медленными  движениями, почти едва  заметными колыханиями  бедер.
Будь он на светском рауте, сказал бы «божественно», но ввиду  ограниченности слов и переполнения эмоций, можно выдать только одно -  Ох, уительно, детка… - но услышит ли она его тонущий  в хрипе голос, когда  он   тыкается  носом в ее волосы, зарываясь от в них и прижимая ее тело собой к стене, стоять без опоры  сложно, первая  мысль  «сесть или лечь», но  Палмер приваливается с девушкой к стене, растягивая  последние мгновения, которые постепенно скидывают обороты в  телах,  кажется  адреналин должен упасть, но это не так,  остается  остаточный эффект, что то типа  полу вечного двигателя, так как кровь до такой степени разогрела его пыл, что он не сразу  осядет,  не сразу  даст остыть. Мужчина вспотел, волосы на шее  были влажными, капли стекали на свитер, который пропах не только потом, но и сексом, и парфюмом мулатки, шоколадка оказалась по зубам. Виктор облизнул пересохшие губы и втянул  полную грудь воздуха, что бы  затем медленно выпустить.
- Приятно познакомиться,- усмехнулся мужчина, одна рука ушла вниз, по плоскому животу девушки,  ложась  между  ногами, задевая пальцами место их  соприкасания, вечер  начинается просто отлично, фортит на все  сто процентов. Разговор вообще получается  лишним между  ними сейчас, достаточно  прикосновения тел, которые красноречиво  рассказывают о внутреннем состоянии друг друга. Палмер с неохотой отодвинулся  бедрами от девушки, выскальзывая из нее членом, ощущая дискомфорт, отсутствие жаркого лона, ведь к   хорошему привыкаешь  быстро, а секс с незнакомкой из ряда  очень хороших вещей. Руки потянули джинсы на  задницу, натягивая вместе с ними и боксеры, заправляя достоинство обратно в штаны, все еще вдыхая при этом запах волос девушки, интересно, кому еще повезет так сегодня?

+2

44

Она попрощалась с тормозами, отвечающими за скромное поведение, еще на входе в клуб. Хотя нет, о чем это я? Когда у меня вообще были подобные тормоза? Разве что при родителях играем роль милой и воспитанной принцессы... Знали бы они, что их "принцесса" вытворяет в свободное время... Саркастично выдохнул внутренний голос, а главное - очень вовремя. Но он был несомненно прав в одном - предохранители слетели ко всем чертям. А сейчас еще и инстинкт самосохранения, или что там у нее имелось, тоже благополучно свалил, помахав ручкой на прощание. Но Блу это совершенно не волновало. Все, о чем сейчас беспокоилась рыжая, так это о тех ощущениях, которые гуляли чувственной дрожью по телу, будоражили кровь, и заставляли кусать губы в предвкушении большего. И она была готова кончить только от ощущения того, как он пульсирует в ней. И даже те небольшие вспышки боли, которыми отзывалось непривычное к подобным размерам тело, добавляли экзотическую нотку в этот сумасшедший коктейль. И не сказать бы, чтобы она была совсем не опытной, или наоборот - гуру сексуальных утех. У Блу были партнеры и раньше, но такого она не ощущала никогда. Настолько крышесносного, что с трудом удавалось собирать волю в кулак. Ей бы не хотелось закончить все слишком быстро, в конце концов, время позволяло немного растянуть удовольствие, опробовав парочку особенно интересных поз...
Когда он резко подался вперед, сжимая пальцами ее бедра, рискуя оставить синяки на нежной коже, она не удержала рвущийся наружу стон. Да и не было причин сдерживаться. Что-то ей подсказывало, что этот секс запомнится надолго. И всех последующих кандидатов в ее постель ждет постыдная участь быть приравниваемыми к этому красавчику... Когда он произвел рокировку позиций, подминая ее под себя, девушка даже не удивилась, ей было слишком хорошо. Возбуждение достигло того предела, когда хотелось только одного - сильнее, глубже, чтобы увидеть, наконец, те пресловутые звездочки под закрытыми веками, о которых так любят сплетничать ее подруги. И она подавалась навстречу этому шальному ритму, выгибаясь, чтобы усилить ощущения, впиваясь коготками в его плечи...
- Не любишь... когда дама... сверху? - Рваными вдохами вырываются слова, когда она позволяет себе чувственную усмешку. И не смотря на сильнейшее желание закрыть глаза, запрокидывая голову, рыжая смотрит на мужчину, в такую же бездонную небесную синеву глаз, как и у нее самой. И видит там то, что едва не швыряет ее за грань - совершенно непередаваемый микс животной страсти и похоти. Видимо, нет... Мелькает короткая мысль, когда он выходит из нее, едва не заставляя взвыть от разочарования. Блу не нравится, когда с ней играют, и незнакомец рискует нарваться. Но она даже не успевает толком ничего сообразить, когда он заставляет ее принять упор "на все четыре". И с губ срывается почти крик, когда он резко врывается в нее на всю длину, заставляя выгнуть спину, отчаянно впиваясь пальцами в плюшевую обивку диванчика. Совершенно иной угол, и не смотря на то, что боль почти доходит до той точки, когда перестает приносить удовольствие, ей все равно. Девушка подается назад, встречая каждый его выпад, и выгибается чуть сильнее, чувствуя, что еще немного и уже все...
- Сильнее... - Шепот, больше похожий на выдох. Но кажется, он ее слышит, потому, что увеличивает темп, и рыжая сжимается вокруг него, когда ее накрывает волной оргазма... Чуть позже, уже наедине с собой, она непременно подберет этому определение, но сейчас ей просто хорошо. И его утробный рык, с которым мужчина кончает вслед за ней, лишь добавляет некой необычности... И встать на ноги, чтобы привести себя в порядок, кажется почти непосильной задачей. Роми не отказалась бы от второго раунда, но ее ждет другая работа, и как бы ни было жаль покидать такого жеребчика, она должна будет уйти... Взгляд голубых глаз скользит по мужчине, развалившемся на диванчике, и она невольно облизывает губы, затем подается вперед, оставляя ему на память легкий поцелуй. - Надеюсь, как-нибудь еще повторим, тигр. Не скучай... - С этими словами она оставляет его на волнах послеоргазменного кайфа, выскальзывая в коридор. По дороге к гримерке встречает одну из своих девочек, и коротко инструктирует. Блондинка понятливо кивает, и направляется к той самой комнате, из которой только что вышла рыжая. Красавчику обеспечен шикарный минет в подарок. Жаль, что самой не довелось... Эта мысль вызывает усмешку, но ей нужно переодеться и подготовить еще один номер...

+1

45

Victor Palmer
Чувствовать, как тело бьет чувственная дрожь... Как совершенно крышесносный оргазм накатывает волна за волной, постепенно, тянуще медленно сходя на нет, но не оставляя совсем... Как сладко ноет там, где ее касались его пальцы, там, где он вбивался в нее, словно стараясь заклеймить... Это почти сродни самому сексу, почти так же упоительно развратно. Говорят, что женщины как цветы, а цветок красив, когда немного распущен. И Кэр нравилось быть вот такой - развратной, распутной. Ей нравилось стонать в унисон с его рыком, когда он входил в нее, сжимая сильные пальцы на нежной коже бедер... Ей нравилось послевкусие секса. Это как дорогое вино приличной выдержки. Когда ты сначала вдыхаешь аромат, полуприкрыв глаза и позволяя себе сполна насладиться этим. А потом делаешь первый глоток, чуть задерживая жидкость на языке, чтобы распробовать букет. Различить малейшие нотки в коктейле из вкусов. Насладиться терпкой сладостью, дарящей тепло, которое разбегается по всему телу... Немного неточное сравнение, но примерно отвечающее тому, что чувствовала девушка.
И было бы преуменьшением века сказать, что она не хотела бы повторить. Риз повторила бы, чтобы снова почувствовать, как он пульсирует в ней. Как одно лишь усилие, и она сможет заставить его кончить вместе с ней еще раз. Власть над мужчиной пьянит, как хороший алкоголь. Особенно когда ты знаешь, что то, что чувствует он - лишь иллюзия настоящей силы. И именно ты правишь балом. Это тоже возбуждает, иногда похлеще любого афродизиака...
Кэр поворачивается к мужчине лицом, поправляя платье. Ноги слушаются паршиво, но ведь не это главное. Главное - кайф, гуляющий по крови. К черту наркотики, когда есть секс... По губам скользит усмешка кошки, совершенно довольной жизнью, и девушка делает шаг поближе, пробегает тонкими пальчиками по лицу, очерчивая скулу, касаясь губ.
- Если захочешь повторить - приходи сюда, скажи кодовое слово и попроси позвать Мону... - Полушепот, и обещание того удовольствия, которое еще может быть в будущем. Хочется ли ей, чтобы он пришел еще раз, и еще? Странный вопрос, немного неоднозначный, но наверное да, хочется. В конце концов, какая женщина откажет себе в подобном удовольствии?.. В темных глазах мелькают веселые искорки, и прежде чем уйти, она скрывается за неприметной шторкой в углу комнаты, и возвращается оттуда с компакт-диском. - На память... - Еще одна, на этот раз дразнящая усмешка, и коснувшись на прощание его губ кончиками пальцев еще раз, Кэр выскальзывает из комнаты, оставляя мужчину наедине со своими мыслями...

+2

46

Внешний вид

см. в подписи

Взгляд скользит по отражению в зеркале, отмечая начинающие проступать следы от его пальцев на бедрах, и это заставляет Блу усмехнуться, воскрешая в памяти то, что произошло каких-то десяток минут назад. И по позвоночнику немедленно бежит дрожь, а внизу живота тугой узел желания снова начинает закручиваться. И приходится мысленно одернуть себя. Впереди еще вся ночь, и можно будет повторить, если и не снова с этим тигренком, то найти кого-нибудь столь же занимательного... Рыжая переодевается, извлекая из шкафа нечто воздушное и шелковое, фиалкового цвета. Синяки на бедрах успешно маскируются тональником. Необходимая предосторожность, хотя и не факт, что в искусственном неоновом освещении кто-то сумеет разглядеть отметины. Расческа в руках немного подрагивает, когда девушка принимается приводить шевелюру в порядок. Сидеть немного некомфортно, и что-то подсказывает ей, что завтра с утра, она даже с кровати не встанет. Если ты вообще до нее доберешься, с такими-то планами на вечер... Хмыкает здравый смысл, и снова уходит, сообщив, что умывает руки и не собирается с ней сегодня больше сотрудничать. Все равно ведь бесполезно, особенно учитывая тот факт, что Блу на самом деле решила оторваться сегодня по полной. Вытравить из души все сомнения, все опасения, все, что хоть как-то сможет помешать ей насладиться этой ночью. Она сознательно соглашалась на предложение Кит, и не жалела ни капли о сделанном выборе...
Да, возможно, если бы все произошло на пару лет раньше, рыжая бы пять раз подумала. Тогда она еще была правильной девочкой, которой могли заслужено гордиться родители. А сейчас... Сейчас за милой ангельской внешностью скрывалось исчадие ада, способное вывести из себя даже айсберг, обожающее играть со своими жертвами. Да, она могла быть и такой, но не для всех... Поток мыслей, явно увиливающий не в ту сторону, прерывает голос Тарьи, оповещающий Роми о новом входящем, и она недоуменно вскидывает бровь. Какого х*ра там принесло? Текст сообщения заставляет усмехнуться, а потом и вовсе расхохотаться. Кто бы мог подумать... Иван... Но ничего, поможем, чем сможем... Поправив маску и мазнув по губам блеском, рыжая вытащила из ящичка небольшой спрей, свободно умещающийся в ладони. Обычная перцовка, здорово доработанная Скай по просьбе младшей сестрички, теперь вызывала весьма интересный эффект, если попадала на открытые участки кожи... Сжав баллончик, она выскользнула из гримерки, направляясь ко входу, как раз вовремя, чтобы застать весьма интересную картину.
- Привет, мальчики. Смотрю, вы не скучаете... - Весело хмыкнула девушка, без стеснения подходя поближе к ребятам. Запечатлев легкий поцелуй на щеке Эпплтона, она прошептала ему на ухо, незаметно всовывая в ладонь парня баллончик... - Рекомендую изловчиться, и распылить на открытую кожу. Результат тебе понравится. - Отстранившись, и окинув взглядом "поле деятельности", рыжая помахала на прощание ребятам, изначально не собираясь тут надолго задерживаться. - Ну ладно, не буду вам мешать. Блюдите тут порядок. - С этими словами Бэкетт упорхнула обратно в глубь коридора, направляясь к выходу на сцену. После совершенно невероятного секса она решила немного поменять номер, и выбрала другую песню... Первые же аккорды и свет в зале снова немного приглушили, а она направилась к пилону, плавно покачивая бедрами под музыку. Послышались подбадривающие свист и улюлюканье, заставляющие ее усмехнуться. Ладошка скользнула по прохладе металла, обхватывая его крепче, воскрешая в памяти, как точно так же ее пальцы скользили по бархатной коже мужского члена всего ничего назад. И это послужило толчком первому движению танца...

Сам танец

И снова знакомое ощущение, когда возбуждение бежит по крови, заставляя вены плавиться от желания. И эти взгляды, жадные, похотливые, раздевающие ее. Они словно касаются кожи, не вызывая особого восторга, но льстят ее самолюбию. А Блу полуприкрыв глаза отдается музыке, чувственно изгибаясь в такт словам и ритмам. Лаская шест, словно он живой. И фантазия рисует картинки - одна развратнее другой, пока тело выгибается в абсолютной импровизации... Последние такты, последнее движение, когда она изящным движением отбрасывает волосы за спину. Воздушный поцелуй как обещание скорой встречи, и свет снова гаснет, давая ей время исчезнуть с подиума. А теперь найти Кису... Где бы эта паршивка ни пряталась...

+3

47

Легкое томление в теле, остаточные проблески, реагирующие на  близость женщины, от который  исходит запах секса, тут любой наверное  почувствует переполненность  комнаты  эмоциями, да еще и какими эмоциями – сплошной  секс и желание, граничащие на  грани инстинкта животного, но ведь их это устраивало, и девушку  тоже.
Палмер усмехнулся на прикосновения женских пальцев к своему лицу, к тому, как  они  прошлись по его скуле и губам, соблазняя приятными ощущениями, словно   прося продолжения, но они и так много взяли за  раз, да еще и в таком темпе, что Виктор немного  удивлен  своему напору и податливости девушки, или подобные развлечения в клубе  в порядке вещей?
- Значит, Мона,- мужчина улыбается, раздвигая губы, чуть блеснув в темноте  зубами, глаза  пытаются в  темноте рассмотреть  девушку точнее, но все  размыто, правда от этого хуже не становиться, как бы он готов воспользоваться ее предложение уже  завтра вечером. Днем конечно  он занят  другими делами, которые не имеют никакого отношения к его  ночной жизни, единственный минус, остаются  следы на теле, нов  основном он полностью другой человек, который не пойдет в подобный клуб просто так, не  будет тратить свое  внимание  на женщин. Разница между  двумя личностями очень разительная, словно два  брата – близнеца в одном теле, от  этого и хорошо и плохо, днем он ведет дела  компании, вечером свои собственные, не прекращая поисков  убийц своей семьи.
- Договорились, - определенно они договорились, и он следит за  движением фигуры, которая  скользит куда  то в сторону  угла комнаты, словно  доставая оттуда  заранее приготовленный  сюрприз, коробочку с диском, которая ложится в его руки под  удивленный взгляд, и возникший в  его голове вопрос, скрытая камера? Отлично, если бы он об этом знал  заранее, то возможно возбуждение было бы сильнее, когда  понимаешь, что  у камеры обязательно кто то сидит, перед  экраном, следя  за  процессом  непрерывной  съемки, контролируя процесс. И как? Как это наблюдать секс со стороны? Заводное порно? Сразу возникает еще один вопрос – парень за  пультом дрочит? Может стоит развернуться и показать ему «фак», что бы он облизнулся и позавидовал?
- Еще увидимся,- ее пальцы немного мешают говорить, касаясь его губ, но это не смертельно, так как довольно выражение  лица теперь стереть будет трудно, если только выбить, и он следит как ее фигура ускользает в дверной проем, скрываясь  от него, чуть вильнув бедрами, которые пару минут назад он держал руками и терзал пальцами, упругие и аппетитные, шикарная дамочка!

Мужчина вернулся в зал, опускаясь на свое прежнее место около барной стойки, ища глазами своего прежнего знакомого, но кажется у него тоже хорошая компания, от которой просто нельзя отвлекать – женская.
- Еще виски, со  льдом,- он махнул бармену и обвел взглядом весь зал, еще одно выступление по программе, не хуже первого, заводное, особенно если внимательно приглядеться к движениям девушки, хотя чего ожидать от клуба, вряд ли здесь только  светские беседы, на себе он уже успел почувствовать атмосферу, что могут еще предложить?

+2

48

Victor Palmer

Она получила приглашение накануне вечером. Долго крутя в руках  черный бархатный конверт. Отказываться от таких приглашений было нельзя и разбрасываться нужными связями тоже. Бостон не был её территорией, и приходилось играть по правилам хозяев города. Поэтому в назначенное время она протянула карту с изображением Джокера охранникам на входе, произнося кодовое слово:
- why so serious? - Дастин и Иван расступились, пропуская мадемуазель де Артуа внутрь и девушка на несколько долгих мгновений замерла возле входа, рассматривая представшее её взору помещение и людей, находящихся  в нем.  Элитные клубы, отменная выпивка и безучастное выражение лица у Марианны де Артуа, которой сейчас хотелось просто расслабиться, выпить чего-нить погорячее и самое главное найти мужика, которого можно было бы насиловать ночь напролет, позволяя ему при этом наивно полагать, что это именно он сейчас ведущий в их сексуальных играх. Она любила мужчин, любила играть на их самомнении и самовлюбленности, любила в них, то, что при всей своей брутальности, начитанности, интеллектуальности каждый из представителей мужского пола был рабом своих инстинктов. Каждый из тех, кто был на её пути раньше лишь подтверждал избитую отработанную годами схему и признаться честно сейчас Кей (именно так называли девушки самые близкие её люди) откровенно скучала. Она не любила Штаты, не смотря на всю их широту и свободу взглядом, не смотря на то, что её нельзя было вычленить из общей массы, с которой она слилась успешно, стоило ей только спуститься по трапу самолета и окунуться в мир Бостона.  Но ей было убийственно скучно здесь и сейчас. Это была не её территория и приходилось мириться с неизбежностью многих факторов, раздражающих, нервирующих, но тех, от которых избавиться не в силах была даже она сама. И сейчас девушка разочарованно скользила профессиональным взглядом по залу, выискивая очередную журтву на ночь, словно охотник, жаждущий утолить свою первобытную жажду крови, она искала того, кто утолит её похоть, но ни за то, что не тронет ни грамма её растерзанной, давно уже утраченной души.
Зацепившись взглядом за знакомый затылок, девушка на мгновение дернулась, делая полшага назад. Инстинктивно, повинуясь собственным рефлексам, которые требовали убраться от него подальше, пока не узнал, пока не увидел, пока она снова не утонула в его голубых глазах, потеряв точку опоры. Но она не стала делать ничего из выше перечисленного, Марианна де Артуа никогда не сбегала от собственных слабостей. Она смотрела им в глаза, даже чувствуя при этом себя разорванной в клочья, она бы не могла доставить кому-нибудь радости увидеть её поверженной, поэтому девушка, покачивая бедрами направилась прямо к Виктору, и опустившись на соседний стул, проговорила:
- Угости леди выпивкой, ковбой, - чистый американский-английский без примесей французского акцента и холодный блеск в шоколадных глазах.
Скучал без меня, милый?

Отредактировано Marianna de Artois (2012-04-23 19:42:13)

+2

49

Виски со  льдом были идеальным  остужающим и  охлаждающим для его распаленного тела  и воображения, мужчина все еще  задумчиво  предполагал  о содержимом  диска, усмехаясь над самым  правдоподобным вариантом, так как этого он точно не ожидал, заведения  с подобным уровнем  обслуживания вряд ли станет раскидываться записями направо  и на лево, так что  ничего страшного Виктор в этом не видел, разве что его вторая  половина  сознания  завтра  утром будет  рвать  и метать над подмоченной репутацией, смотря  на это все  сквозь призму  очков и эстетического пафоса.
Палмер покрутил в руке  диск  и положил его в задний карман джин, полностью облокачиваясь ан стойку  локтями, наблюдая за  происходящим в  зале, прикидывая  сколько здесь приглашенных по  черным карточкам Джокера, которых он еще не знает, и кто из них как и он должен выйти на ринг сегодня, попытать не только свое счастье, но и силы и возможности.
Глоток прохладной  жидкости возвращает к блаженному состоянию, как будто  адреналин только  пошел  на  перезарядку в  теле, немного притормаживая  разбег на  мыслях, но еще  немного   и от предвкушения боя и  агрессии  он снова  наберет скорость, сметая барьеры  здравого рассудка.
Слуховые  галлюцинации? Палмер уставил в  бокал, рассматривая  едва заметные кубики  льда, на самом дне и  пытаясь  сообразить, показалась  ему  или нет? Возможно  ли, что   они могут столкнуться  в одном и том же  клубе, где  вход только  по приглашениям? Пятьдесят на  пятьдесят!
Поворот на  звук, на голос,  который  раздался  над самым его ухом. Голова  поворачивалась  медленно, словно боясь ошибиться в  своих  предчувствиях, и это  мужчина, который  готов  порвать  на ринге всех и вся, как порой  бывает  странно в жизни,  вроде  бы и хочется  и страшно одновременно, но при этом еще  что то внутри мешает сделать первый  шаг, закрывая за  тобой  двери, захлопывая их на щеколду с другой  стороны,  а в  окно выйти страшно,  страшно выбить  дверь плечом, от того и приходиться  сидеть и ждать,  растягивать  мгновения  жизни, разменивая их на  мелочи.
- Леди? – вопрос  смешанный с удивлением, рассматривая девушку  рядом с собой, оказывается  этот взгляд  знаком  мужчине до боли, но признаваться в этом конечно он не торопится, - Для Леди коньяк, - ухмылка  на его губах, все таки  спустя  полгода он помнит ее привычки, - Не разбавляя и …, - хотелось  сказать , что бы  дали  оружие, что бы  пристрелить себя и не мучиться, но подобной  радости  он ей не доставит, поэтому  глаза горели огнем, пылая смешанными чувствами, пока руки сжимали  бокал с остатками виски, - леди по подобным  заведениям не ходят, - он развернулся всем корпусом, краем глаза  наблюдая за выполнением заказа, который  пододвинули к  девушку, а счет  за него выставят  конечно ему, но не в  этом суть, а в  том, чтьо он вес еще  помнил ее  привычки  и манеры, и не только их… сейчас в голову  ударил  знакомый  парфюм, который  он не раз вдыхал с ее тела, просыпаясь  рядом  ночью, но …

+4

50

Кейра задумчиво посмотрела на Палмера, принимая из рук бармена бокал с коньяком, но вот последующие слова мужчины, заставили де Артуа сжать бокал тонкими пальчиками и в одно движение выплеснуть его содержимое мужчине прямо в лицо. Девушка провела по его щеке тонкими наманикюренными пальчиками, и затем провела по ним языком, слизывая алкоголь, причмокивая:
- Как сладко, - промурлыкала девушка, вскидывая брови. - Ты забыл добавить, что леди еще и так не поступают, а еще леди не трахаются с половиной города, не ругаются матом, и не убивают, испытывая при этом наслаждение, которое не может обеспечить даже самый множественный оргазм, - она подмигнула мужчине, и повернулась к бармену, обращаясь к нему напрямую:
- Боюсь мой заказ следует повторить, - девушка лучезарно улыбнулась. - А мистеру Палмеру необходимы сейчас сигареты, зажигалка и пепельница.
Ну, что снова играем, мой дорогой друг? - мысленно задалась вопросом Марианна, подтягивая к себе клатч, доставая любимые ментоловые "Вог" и отточенным движением, выбивая из пачки сигарету, ловя её губами, одновременно щелкая кремнием своей зажигалки. В глазах девушки заплясали демонические огоньки, озаряемые тусклым огоньком на кончике зажигалки. Ей до сих пор нравилось изводить его, нравилось смотря на него, пользоваться тем знанием, что его душа подчинена её желаниям... Любила ли она его?  Она не копалась в своих чувствах к Вику. Когда он ушел, она закрыла дверь, закрыла, как ей казалось навсегда, не не смогла избавиться от пагубной привычки, которой стал он. Стало его присутствие в её жизни и это ей не нравилось. Как и то, что даже с другим мужчиной, раз за разом, она желала его. И это было словно на уровне инстинктов. Животное первобытное чувство. Она хотела только ЕГО. Только этот мужчина был нужен ей до конца, до последнего грамма души, весь, порабощенный, плененный, и её. Она не могла выносить чересчур долгого отсутствия Палмера в собственной жизни. Он был словно её личным сортом героина, доставляющим самые  необыкновенные эмоции на свете. С ним она снова научилась нежности, с ним она могла позволить себе проснуться в одной постели. С ним, она была другой, более ручной, более покладистой, ласковой, нежной.
Но было ли это любовью? Принимаю ли я за любовь то, что ею не является? - Марианна обернулась к Палмеру, скользя по его лицу на котором еще поблескивали капельки коньяка и усмехнулась:
- Ну же, сделай то, о чем мечтаешь, милый, - промурлыкала она чуть слышно. Она бросала ему очередной вызов, ей нужна была эта игра. Ей хотелось, чтобы он что-нибудь сделал.

+4

51

Артуа в своем репертуаре, Палмер как то даже  и не надеялся, что девушка будет чувствовать себя виноватой перед ним, а ведь как оказалось  она тоже была  причастна к той  старой  истории, но она улыбается  смотря  ему в глаза  и  издевается, или это  просто ее обычная манера  поведения? Пора бы  наверное к этому  привыкнуть, но невозможно, она каждый  раз выбивает его из равновесия. И сейчас спустя  столько  времени  словно специально появилась перед ним в этом зале, с вызывающим взглядом и сексуальным видом,  на который просто не возможно не реагировать, да наверное  каждый  из  присутствующих уже  разглядывал ее, пытаясь сообразить, насколько  хороша девушка будет под ним, но это  знал  лишь только  Виктор, ну  и еще  половина города. Нах…. Хотелось  разнести  бокал  о ее прекрасное  личико, что бы  смазать довольную ухмылку и улыбку, что бы  эти глаза  не прожигали его душу, что ты делаешь, детка?
- Сука…, - тянет мужчина, слизывая капли коньяка, которые стекают у  него по лицу, облизывает  губы и сглатывает, - Я тоже  рад тебя  видеть, соскучилась? – или она думала, что он сразу рухнет перед ней  на колени? Наивная девочка, Виктор вцепился в свой  бокал виски, - Леди…- кривая  усмешка, стирая с лица остатки спиртного,- Повторите  Леди в двойной  дозе, - Палмер  оскалился, - Ей пригодиться, - определенно пригодиться, даже если она сама об этом не думает, Виктор смерил взглядом бармена. Который даже  приготовил  рекомендованные  сигареты и зажигалку  с пепельницей, определенно  этот  бармен попал  под взгляд  Кей,- А что вторая половина  Бостона  трахаться  отказалась? – почти вежливо поинтересовался  Виктор и пододвинул к девушке ближе  один  из бокалов с  коньяком, которые только  что принесли, забавляла реакция  девушки,  видимо  зацепило, или просто показывает  характер, от которого его бросает  жар.
Они уже  это проходили,  не раз  сталкиваясь в  прошлом своими  характерами и манерами,  оставляя руины на месте  разборок, выматывая не только себя, но и всех  вокруг, что будет в этот раз  трудно было предугадать, девушка определенно напрашивалась  на его реакцию, пытаясь  вывести его из себя прямо в этом клубе, сколько нужно для  этого времени?
Игра… она  играла, развлекалась  за его счет, и эти фразы  брошенные в  его сторону, были  подтверждением, и его тянуло, а она  прекрасно это понимала пользуясь своим превосходством, властью, которую  он ей дал над собой: влечение, желание, похоть, что из  перечисленного? Или ни чего, или просто  объяснение не попадает  в этот список, маскируется  под самым  не подходящим.
- Попроси получше, с улыбкой – он усмехнулся , глядя в  ее глаза, прекрасно понимая о чем идет  речь, каждый знает и молчит,  кто первый  сдаться   и скажет чего хочет?

+4

52

- Рада познакомиться, "Сука" - мое второе имя, малыш, - она снисходительно улыбается на его слова, смотря в его глаза, затягиваясь сигаретой, выпуская ровную струйку сизоватого дыма вверх. Она наслаждается, наслаждается его присутствием, и тем, как она влияет на него, наслаждается его затаенной в глубине души ревностью, которая прорывается лишь в единой колкой фразе, но она уже давно выросла из того возраста, когда это хоть как-то бы её задело. Она знает свои возможности и свой потенциал, ну а хороший секс никто и никогда не отменял и раз он ушел первым, она не обязана была лишать себя маленьких прелестей жизни, не заморачиваясь о выборе сексуальных партнеров, которые сменяли друг друга с завидной периодичностью и неважно было то, что ни один из них не мог доставить ей и половины того наслаждения, что мог он, просто прикасаясь своими длинными пальцами к её телу, бродя по нему и оставляя ожоги, требующие чтобы их остудили его же поцелуи.
Она кивком и улыбкой поблагодарила бармена за новую порцию коньяка и пригубила напиток, наслаждаясь его терпким вкусом.
- Ммм, - она снова обернулась вполоборота к Палмеру. - И что ты хочешь услышать от меня? - её брови поползли вверх. - Брось, сладкий мой,  ты же не ожидаешь от меня банального "Трахни меня"? - она мелодично рассмеялась и заглянула в его глаза. - Или? - очередной взрыв мелодичного женского смеха. - Ты же не надеялся на то, что я скажу тебе, как мне жаль, что я приложила руку к пропитанной нафталином истории, которую уже давно следовало бы запихать на антресоли, - она приблизились к нему, и её локоны, закрыли их лица от окружающих и Кей скользнув губами по его щеке, прошептала ему на ухо, обжигая горячим дыханием. - Такие, как я, как мы не меняются, Виктор, так, что засунь себе поглубже свои старые обиды и перестань разыгрывать передо мной разочарованного мужа, вернувшегося и командировки, и заставшего в постели жены футбольную команду, - она похлопала его по плечу, самодовольно улыбаясь, наслаждаясь произведенным на Палмера эффектом. Она знала, что возможно сейчас перегибает палку, но ей хотелось вывести его из себя, довести до грани, как он тогда довел её своим уходом.  Она до сих слышала тот хлопок закрывающейся за ним двери и мгновенную пустоту в том месте, где начинала пробиваться любовь...
Но ты сам во всем виноват, и не думай, что я тебя уже простила, малыш. От меня нельзя уйти, хлопнув дверью и не ждать возмездия. Мне было больно, Вик. Долгих несколько минут, я собирала свою проклятую душу по частям, так что, теперь ты поймешь, что значит пройти все девять кругов ада.

+4

53

Как всегда вызывающая, наглая, борзая, ни тени уважения  к собеседнику, все построено  только  на  личном эгоизме, на  самолюбии, на том, что первым делам только она, а потом уже все остальные, где  то там, на  задних рядах  ее жизни, это уж  он точно понял  хорошо за время их  общения, но это не мешало  им быть вместе, наслаждаться  друг другом, разрывая  воздух страстью и желанием, что между  ними было настоящего, а что было выдумкой?
Палмер усмехнулся на столь громкое  заявление Артуа,  может стоило сразу  огласить весь список  имен, которые  прилагались  дополнительно? Но боюсь, что там в основном будут не цензурные выражения, но что поделать, раз  такая девушка – такие и имена, а Кей была  достойна, их  полностью соответствовала,  и стерва  - было бы  самым безобидным и красивым среди них.
Мужчина вытер сладкие и влажные руки  о джинсы  и дотянулся  до принесенной ему  пачки сигарет, вытаскивая оттуда всего одну,смачно зажимая ее  губами, играя  движениями, так как  при этом разговаривает, а  сигарета  дергается  то вверх то вниз, выписывая замысловатые фигуры.
- А ты что то хочешь мне сказать? – в эту  игру  можно играть вдвоем ведь, Виктор оскалился уголком рта, что бы  не выронить  сигарету,  пока  палец жал кремень на  зажигалке, а  огонь распалял  девственный  конец, где  по не многу  начинал  тлеть  табак. Палмер  затянулся  последовав  примеру своей  знакомой, да  видимо  после  такого перерыва, можно было назвать их знакомыми, друг другу на  шею они не кидались, от радости не прыгали, шампанское не открывали, пролитый на лицо  Виктора  коньяк  не в счет, так как это  была неожиданность, за которую девушка по любому ответить, не сейчас, но  ответит, Палмер  тоже не все спускает с  рук дамочкам, а таким как  Кей  палец в  рот не клади – откусят по самый локоть, так  что стоит еще  подумать давать или не давать, но только  Виктор точно этого не боится, не раз пуган  жизнью. Да и  терять ему  сейчас уже нечего, кроме собственной  жизни.
Не надо играть  бровями, Палмер и так  знает  насколько  у девушки  шикарен их  изгиб, и насколько  у нее красивые глаза, в которых можно тонуть  бесконечно, что в  принципе с  ним и случалось – затягивало и засасывало, но наверное  все проходит, или он просто старается  не затягиваться  процессом – смотреть  глаза в  глаза.
- Ну знаешь, такая банальщина  только  для идиотов, которых половина  города,  на вторую  оно видимо не действует, -  дым пошел вверх  тонкой струей, которую мужчина выпустил  изо рта, - Удиви меня  чем ни будь новеньким, или фантазии не хватает?
Лучше бы  он заткнул  ее рот поцелуем,  это ему  хотелось  сделать с  первой  секунды  ее появления, может тогда  бы она не произнесла  столько  слов режущих  по его  сердцу,   разрезая  душу и терзая  воспоминания  о семье, то из за чего он сегодня здесь, хотя  он  возможно начинает себе  врать, и ночная жизнь  затягивает  его все больше и больше, пропитывая  его кожу  своим вкусом и запахом, который  так  похож на  табак и виски.
- Замолчи! – процедил сквозь зубы Палмер, втягивая  вместе с табаком и запах девушки, который стал  так близок, стоило ей  наклониться к его лицу, касаясь его своими  волосами, едва  задевая  губами по  щеке, выдавая шепот на ухо, вытягивая из него эмоции, резкие и агрессивные, реагирующие на  ее дерзость в отношении его прошлого, - Осторожнее, - он ставит  бокал на  стойку и смотрит в  ее глаза, щуря взгляд, словно выжидая, что еще  она скажет, что еще  припасено в  ее загажнике для него, - Такие как ты…- Виктор рассмеялся довольно громко, бросая вызов ее спокойствию, - Таким как ты не страшен приезд мужа  из командировки,- он развернулся  еще  сильнее к девушке,  - У таких как ты, его просто нет, - он выдохнул  дым в ее лицо, довольно улыбаясь, - А если ты  имеешь ввиду  ту  футбольную команду, которую ты купила, то у них  просто не было выбора, - Виктор провел пальцами  по  щеке и чуть склонил  голову в  бок.

+4

54

Сразу замолчать было бы слишком просто,
Или накричать было бы слишком остро,
Опередить, но не забыть,
Убеждая, почему ты не такая.
Отвернулась и теперь совсем другая,
Улыбнулась, я тебя не понимаю,
Опередить, но не грустить,
Не заставишь думать, как она, другая.


Она удивленно вскинула брови на его последнюю фразу и разразилась очередным приступом смеха над ним, над самой ситуацией, в которой они оба оказались по воле случая. Он слишком близко... и это выводит из себя, как и горечь воспоминания о том, как она глупо хлопая пушистыми ресницами, смотрела на закрывшуюся за ним дверь. Как она ждала первую пару дней звонка, с чем угодно, хотя бы с признанием, что он её ненавидит. Ей нужны были живые чувства, эмоции, то, от чего можно было оттолкнуться. Ей нужна была та сранная точка опоры, с помощью которой можно было перевернуть этот гребанный мир, в котором она привыкла к тому, что он рядом. Пара дней в дикой удушающей агонии. Пара дней, когда она терялась в желании найти, прижать к себе, прикоснуться губами к губам и не отпускать. Пара дней слабости, пара дней, когда он был нужен так же, как потребность дышать. 
Но этого не было, его не было, и она пришла в норму, зачеркнув прошлое, с улыбкой смотря в будущее и до сегодняшнего вечера, она думала, считала может быть чересчур наивно, что она в нем не нуждается, что даже самая сильная любовь может пройти, что он - лишь очередная ошибка на летописи её жизни. И так ведь и было, пока она не коснулась взглядом его глаз, в  глубине синевы которых плескались так необходимые ей нежность и любовь. Его любовь к ней. Она это видела, она это знала и понимала, что эти проклятые полгода вдалеке друг от друга в конечном счете ничего не изменили, они переплелись в книге судеб настолько сильно, что разрубить этот узел уже нед силу даже Господу Богу.
- Не говори того, о чем потом пожалеешь, Вик, - сухо проговорила девушка, делая глоток из своего бокала. - Ты, ведь не дурак, мой хороший, так, что не опускайся до уровня быдла, - она прищурила свои зелено-карие глаза. - Сыплешь банальщиной сейчас из нас двоих ты и это выглядит жалко, - она покачала головой, снова смотря  на мужчину.
Она снова закурила и приблизилась к мужчине, укрывая от него его же собственный бокал, содержимое крохотной ампулы с  нитрозепамом, перекачивало в виски, и она легко улыбнулась, касаясь губами его щеки.
Играем, любимый, - пропела она мысленно, снова откидываясь назад и протягивая свой бокал, чтобы чокнуться с ним:
- Выпьем за встречу? Или ты продолжишь свои никчемные попытки тронуть меня своими словами? - она презрительно изогнула брови, не отводя равнодушно-надменного взгляда от его лица.

+3

55

<<< Подсобка у гардеробной

Только слепой не увидит перемены в Кисе. Как минимум, само негласное имя. Её редко величали Джокером, только на "сходках", когда у каждого было кодовое имя, и каждый за что-то, да отвечал. Она была Кит. Сколько себя помнила. Китана, Кит. Китти - для подруг. Кисой - она стала уже в Бостоне. Когда в движениях появилась определенная грация, а в кошельке - несколько платиновых кредиток. Когда на тонком запястье - не кожаный шнурок и не дешевый силиконовый браслетик, а ручка дорогущего Луи Вуитонна. Когда поперек груди лейбл "дорогая сука", а в самой грудной клетке воздух имени всего лишь одного аромата.
Когда растёт девочка, за ней интереснее наблюдать. Потому так часто отцы совращают дочек: это зрелище не для слабонервных, наблюдать, как этот росток сначала оформляется в невинный, тугой и манящий бутон, а затем - в один прекрасный и почти неуловимый миг - распускается, ликвидируя черепицу на крышах окружающих парней. Девочки - это опасная задумка Господа. Он определенно что-то курил, когда забирал ребро у Адама и вытачивал Еву, подобие изгнанной развратной Лилит. Впитавшей его обиду и похоть, любовь и желание, ласку и ненависть. Термоядерный коктейль. Проклятье человечества.
Но только "вслух" это была Киса-Принцесса, как из мультика, про котов-аристократов. Большой бант, глаза с пушистыми ресницами и надменным взглядом. А внутри ютился котёнок, которому совсем не улыбалось вылазить наружу, пусть даже к милым и надежным людям. Он мяукал порой, а иногда и вовсе молчал - лишь бы соседи не вызвали спасателей и пожарников - "Помогите, животное погибает! 911!" - и ждал. Котёнок ждал, когда появится одна единственная рука, пусть с лакомством или без, с кнутом, или поощрением. За рукой приходили глаза. Рука вытаскивала за шкирку, из даже самого болота, а глаза заглядывали куда-то глубоко, в самое естество, и ... котёнок мурлыкал.

Ей самой было противно от того, что происходило. Больше всего Китана боялась, что Призрак порой задумывается о том же, о чём она... и смеется над ней...

- почему мне кажется, что ты... смеешься надо мной?....
- Ты мне доверяешь настолько, чтобы поверить в искренность ответа, солнышко?....

Самое паскудное, что теперь, кажется, доверяет.

Поддается навстречу прикосновению, трётся о ниггу, как течная сучка, а затем почти с облегчением выдыхает, когда он роняет: Все. Уходи  от греха.
Выскальзывает, улыбается, губы облизывает, лишь бы не выдать того состояния, что сейчас внутри. Всё заходит слишком далёко, и пора вспомнить, что она Иуда. Что у него есть Келли, и любая другая тёлка по щелчку пальцев побежит. Друзья с привилегиями. Говори это себе почаще, милая.
И только бросить "на прощанье", в ответ на: хотя выглядишь отпадно. Мне нравится. двусмысленное - Я рада... и не оборачиваясь, направиться к винтовой лестнице, что ведёт на второй этаж, по скрытому ходу для персонала.
- Надеюсь, ты не пропустишь зрелища? каблуки дорогущих туфель отстукивают ритм сердца по металлу ступенек. И повернуть голову, будучи уже наверху, позволяя, если присмотрится, то разглядеть прыгающих наивных котейских бесенят: Я буду ждать свою награду...
Скрылась из виду. Закрыть дверь. Прислониться к ней спиной, подышать немного, и из закутка барменской проскользнуть в туалет для персонала, где заперевшись в кабинке, привести себя в порядок. И вот Китана Коэн, хозяйка вечера, уже скользит по залу, улыбается каждому и никому, берёт предложенный бокал с шампанским и направляется в свою ложу, где сегодня будет приглашенный гость: возможно, он станет её персональным трофеем.
По дороге Киса слышит разговор официантов, что на первом этаже, в вип-зале, собрались баскетболисты НБА. Блу и Кэр свободны? Нет времени искать Рыжика, проще передать записку. Хотя зачем. Смс, нет?

На первом, во втором випе - важные гости. Прихвати Кэр и еще троих - говорят, их там пятеро. Устройте всё по высшему разряду, окей? Целую нежно, Киса.

Это не заняло и тридцати секунд, а наш Котёнок продолжила свой путь, к ложе, где её должен был ждать тот самый лакомый юрист.
Simon Hensley
Увидев пустой столик, Кит пару раз осматривает зал, пытаясь увидеть Саймона, или подтвердить догадку об его отсутствии, что зацарапала где-то в грудине жестоким разочарованием. Глоток шампанского, вдох-выдох - не позволяй себе лишнего. Этот вечер все равно так просто не закончится. Разум проясняется, Саймон не найден, однако, она видит Хана, в компании с .. Ехидной. Ей ой как не нравилось это, уже давным давно сосало под ложечкой, когда она замечала их вместе... Но тут, Шейла поднимается и уходит, возможно, в сторону туалета. Кит проворно намечает маршрут, и через мгновение уже плюхается рядом с Хамелеоном, протягивая: Привее-е-е-ет... Ну, что скажешь? двусмыслено. Как обычно, в последнее время.

+4

56

Никогда между ними не было все ровно, тихо и гладко, с самого начала, еще до того момента как он узнал правду, постоянно отношения на лезвии ножа, постоянно какое  острое ощущение адреналина и эмоций, постоянно  сердце билось быстрее обычного, оно и сейчас начинает стучать, реагируя на присутствие Марианны, но ей об этом знать не обязательно.
  - Я? – Палмер рассмеялся и облизнул губы,- Что вижу , то и говорю, хотя да, -  он оскалился,- Откуда мне знать подробности,-  не смотря на всю эту ситуацию Виктор напрягся, он и раньше не отличался  терпением в отношении девушки, а  при упоминание о  доброй  половине Бостона, которая прошла через  постель, у него могло сорвать  крышу, и все эти быдловские замашки защита от собственных чувств, не так то  просто вырвать  из себя этот магнит, который  затягивает.
Глаза у  девушки буквально засасывали его взгляд, так что мужчина постоянно  бросал его по сторонам, или опускал в  бокал, рассматривая там дно, словно  ища  клад, но этого не было, так что приходилось поднимать  и встречаться с зелено- карим взглядом наглой девушки, в ее взгляде сквозило  огнем, или ему это только  казалось?
Жалко? Кто из них выглядит жалко? Вот тут  Палмер  готов взорваться, он всегда  знал, что Марианна не стесняется в выражениях, говорит, что думает и по большей части, что бы  задавить собеседника морально, но не на того напала  девочка, Виктор лучше засунет свои чувства подальше, но ответит на ее наезд своим, так что  это никогда не закончиться – стычки и разборки между ними.
Плевать, что половина зала обращает на них внимание, что охраннику могут  заинтересоваться потасовкой, а ведь может дойти и до рукоприкладства,  ведь Марианна не оставляет ему выбора, или он его не хочет искать, считая, что это девушка должна была сделать первый шаг, а не ждать, когда мужчина вернется, не он нажимал на спусковой крючок исполняя заказ по устранению его семьи, жены и ребенка – бальная тема, терзающая до сих пор его душу, а ведь ему легчало, в тот момент, когда они были вместе.
Так близко… Виктор втянул воздух с  парфюмом девушки, с запахом ее тела, различая эти две  тонкие  линии, тут  ошибиться у  него не получилось бы, настолько  хорошо он помнил вкус ее губ, запах кожи, ее бархат, даже  эти полгода не могут стереть подобного, и что самое  смешное, то что именно она помогала ему вырваться из тисков  прошлого, но  закон подлости – именно она ткнула его носом в это дерьмо. Палмер прикрыл  глаза , удерживая свои руки на прежнем месте, кривя рот в усмешке, словно  делает ей одолжение своим  вниманием, естественно  он не замечает этих манипуляций,  хотя наверное стоило  брать в расчет, что девушка  обязательно подложить ему какую нибудь свинью, при первом удобном случае, даже не смотря на ее прикосновение губами к его щеке.
- Можно и без слов,- мужчина усмехнулся, подтягивая свой бокал, немного крутя его в руке и только потом делая глоток, растягивая вкус алкоголя, давая ему медленно стекать по  горлу, раздавая  организму прохладу и еще какой  то привкус, на который он не обратил внимание, списывая на табак, а надо было заметить, все  таки  женщины существа  коварные, даже когда они улыбаются, то ищут способ  испортить настроение, - Разворачивайся, нагибайся! – ухмылка, борзость во взгляде, бокал со стуком на  стойку ставя, расплескивать там уже  нечего, чувствуется, что у него сегодня будет бурный вечер, особенно когда в очередной раз расстегиваешь пряжку на ремне и замок на ширинке  спускаешь вниз.

+1

57

Eliot Spencer, Victor Palmer, John Rice, Lucas Antonelly
Почти одновременно, к четырем джентельменам, находящимся в разных концах клуба, подошли стюарты - одетые в черное, и лишь в белых перчатках - парни. Строгий кивок, назвали "мистер" и по фамилии, и попросили пройти с ними, напомнив о спец.приглашении, который каждый из них получил. - Мы скоро начинаем, поэтому - попрошу вас пройти со мной... указывая рукой на проход возле барной стойки, ведущий куда-то вглубь заведения. Проход ведёт в раздевалку для бойцов, где их встретит уже другой персонаж.
>>> раздевалка

Emilia Salvaje
К ней подошёл официант и протянул записку, которая гласила:

Третий бой вечера - наш. Готовься.
Кит.

ВСЕМ:
На танцполе принялись монтировать клетку-шестиугольник, как только закончилось последнее выступление стриптизерши.
Это займёт буквально 10 минут, однако, обойти подобное зрелище вниманием - сложно.

клетка-шестиугольник

http://mixfight.ru/storage/images/18789.jpg

+2

58

m-ona
Только успев приземлиться за барную стойку, Хан зазывает еще один коктейль и уже собирается обратить к спутнице, как та…бросает его на произвол судьбы. Нельзя сказать, что Хан испытывает в этом священном состоянии дискомфорт, скорее, он бы предпочел не терять ту единственную знакомую мордашку, что маячила на горизонте, да и любому мало-мальски внимательному может быть заметно, что кореец стал объявляться в ее компании достаточно часто, но не слишком. А может и слишком. Но подобные рассуждения сейчас явно не имели места быть. Была выпивка, была компании соратников, большинства которых Хамелеон знал лишь в лицо, ну никак не в имя, но это на столько мелочи, что и об этом думать откровенно не хотелось. В центре зала принялись монтировать клетку, значит, скоро должно начаться самое замечательное развлечение на вечер, которого его персона предпочтет избежать. Иуды давно к этому привыкли – когда начинается «настоящее развлечение», лидера на горизонте не найти. В этом, пожалуй, был весь он. Вымазавшись в крови по самые уши еще в период бурной молодости, а так же, наглядевшись на людские страдания в том же возрасте, он предпочитал оставлять это тем, кто еще не наигрался, или же, просто считает себя бездонной бочкой, для подобного рода удовольствия. Хан мог остаться, мог смотреть, но смысл? Он надеялся, что Ехидна вернется, он предложит ей навернуть кружок по городу, сыграв в «догоняшки» и избежать того, чего правда не хочется. Хотя, после такого количества выпитого? После такого количества выпитого только и гонять. Когда адреналин в крови смешивается с некоторым количеством алкоголя, получается нечто незабываемое, тем более, все то, что творилось на дороге – это давно рефлексы, инстинкты, если хотите. Да и всего-то второй стакан не слишком крепкого коктейля – самое то. Но вы ж догадываетесь, что все в этом шикарном заведении не могло идти по плану Хамелеона, хотя бы потому, что хозяином вечера был вовсе не он. Когда на стул рядом плюхнулось тело, он хотел, было уже встретить особу улыбкой, но, слава богу, не успел улыбнуться. Он услышал голос, от которого внутри все автоматом дернулось. Китана Коэн – о ней можно думать только про себя и только шепотом. Давно ушедшее, давно чужое, но что ж так манит-то?
- Привет – оторвавшись от изучения барной стойки, он поворачивается к Кисе, окидывает взглядом и хмыкает – как тебя только мама в таком виде из дома выпустила – казалось бы, прошло столько времени, а он все так же, воспринимает ее как ребенка, ну или тщетно пытается, хотя уже ни раз видел «в действии» обновленный ум и все прочее, что к нему прилагается – Ну, что тут скажешь – молодец. Грандиозно. И, похоже, все самое интересное только начинается – кивок в сторону клетки, но и смотреть туда ему откровенно не хочется - Видел давку у входа и толпы на первом этаже. С размахом.

Отредактировано Han Lu Kang (2012-04-29 22:56:07)

+3

59

Han Lu Kang
Кит кивнула бармену и попросила баночку энергетика. Алкоголь перед боем однозначно противопоказан, а промочить горло хотелось. От девушки не укрылась немного странная реакция Хамелеона, и она кривовато улыбнулась, не в силах совладать с эмоциями.
Я сбежала по пожарной лестнице... усмешка в ответ на реплику про мать. После посещения психолога она уже намного легче реагирует на упоминания родственников и семьи. Бронированная чешуя новой жизни. Получая высокий рифленный тумблер, с янтарной газированной жидкостью, девушка прикусила соломинку, пожевала её задумчиво, и, наконец, потянула влагу, освежаясь.
Вспомнилось сегодняшнее утро. Ей снился Токио. Старые времена, гонки, даже отрывки Вальпургиевых ночей. И та ночь, когда к ней начал приставать Маркиз, и Хан вмешался. Проснулась, как от кошмара, и отправилась готовить завтрак себе и собакам. Долго отходила от сна, и что-то всё-равно ныло внутри. Её раздражало то, что происходило сейчас. Да, они расставили все точки над "и", однако, это давало ему полное право вести себя, как ему угодно, с любыми девушками. А Китти не хотела признаваться себе, что ревнует. Это было слишком, даже для неё. И тот факт, что сама она вовсю кувыркалась с ПРизраком, не был ею рассматриваем, как автоматическое право Хамелеона вести себя так же.
Да, я была в зале, на первом. Честно... не ожидала, что всё получится, да еще так. Cheers? она поднимает свой бокал, чтобы чокнуться с парнем Да, всё самое сладкое еще впереди... загадочно протягивает Киса, пытаясь представить, как он отреагирует, когда узнает, что она собирается войти в клетку.
Тебе не скучно? Ты... какой-то... задумчивый... жалкая попытка завести разговор...

+3

60

m-ona

- Да-да, Киса«у нас» - произносит в мыслях, но вслух – нет, пожалуй - плохая девочка – Хамелеон смеется, так и хочется почесать подборок как кошке, которая словно нарывается на нежности, но все ведь далеко не так? Эти нежности никому к чертям не нужны.
Они сидят на расстоянии вытянутой руки, Хан может похлопать по плечу в качестве одобрения или поддержки, может щелкнуть по носу, вытягивая из задумчивости, но любое прикосновение чревато последствиями. Для начала – вот-вот может вернуться Ехидна. Ну и в продолжение – неулыбчивая перспектива ощутить под пальцами теплоту того, что тебе не принадлежит.
- Cheers – он поднимает бокал в ее сторону, чуть чокается, поддерживая тост и делает глоток коктейля, покручивая стакан в пальцах. Этой встречи было не избежать, поэтому давай, тигр, отдувайся за свои порывы и желания.
Загадочный тон девушки, сидящий рядом, не сулит ничего хорошего. Китана девушка озорная, веселая и падкая на развлечения, о которых Хан и не желает знать больше, чем то, что они где-то творятся.
- Я не люблю сладкое – качнул головой Хамелеон – поэтому предпочту свалить пораньше, чем начнется это самое «сладкое» - в его голосе скользит скепсис, который парень и не старается прикрыть. Та и ни к чему, они оба достаточно хорошо друг друга знают.
- Кити, у тебя тут скучно не бывает – он улыбается, но в этом как-то мало искренности – Я задумчивый? – он играючи хмурится, но все равно как-то оно не так – девушка, вы кто? Китана Коэн никогда бы не упрекнула меня в задумчивости.
Он не спешит бежать, хотя, от части хотелось бы. И, чем дальше и быстрее, тем лучше бы. Но есть негласные обязательства, которые связывают всю эту большую семью. И, коль уж впрягся, надо держаться. Если не перед прочими, то перед верхушкой стоит быть каким-то родным? А не совсем отчужденным.

+3


Вы здесь » Архивный форум. http://boston.rolebb.com/ - вам сюда » - архив флешбэков » 13 мая; клуб "serious?"; II этаж, закрытый доступ


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC